Четверг, 23 мая
  • Погода в Гродно
  • 22
  • EUR2,316
  • USD2,0757
  • RUB (100)3,2234
TOP

Машина времени. По следам зеленого змия: гродненские трактиры, бровары, шинки

Граффити на Виленской, изображающее бар XIX века. Фото Сергея Людкевича

Первые упоминания о пивоварах и солодовниках в нашем городе на страницах письменных источников появляются в XVI веке. Но это не значит, что приготовление веселящих напитков не было известно до этого времени. Луга хмеля и виноградники по берегам речек Городничанки, Лососянки и Юриcдики издавна являлись неотъемлемой частью городского пейзажа.

Для начала заглянем в фонды Национального исторического архива, относящиеся к концу XV — началу XX века. Посмотрим, как гродненцы приручали зеленого змия…

К королевскому столу поставлялись дорогие вина и ликеры из Италии и Франции — «Бенедиктин», «Шартрез». Для борьбы с недугами широко использовались заграничные целебные бальзамы. Начиная с 1687 года монахи-иезуиты завели рядом с костелом аптеку (известна сейчас как аптека-музей на Советской площади, 4) и при ней огород с лекарственными растениями (ныне территория тюрьмы № 1). В 1794 году аптекарь Данила Гродненский лечил заболевших «гарлемским» бальзамом да еще особым настоем собственного изобретения. Что ж, и вполне здоровые горожане для профилактики не отказывались пропустить вовнутрь рюмочку-другую бальзама на местных травках.

Выгодное дельце

В Гродно существовала целая система питейных заведений: шинки, корчмы, трактиры, заезжие дворы, позже — кофейни. Первые сведения о них датируются 80-ми годами XV века.

Владельцами доходных точек, разбросанных по всему городу и округе, были мещане, шляхта, магнаты, духовенство и объединения ремесленников. Многочисленные пивные шинки, как правило, держали евреи. Они торговали в лавочках на первых этажах собственных домов либо в деревянных будках. Распространены были и так называемые «ганделки» — винные погребки, где спиртное отпускали даже в долг.

С начала XVI века известными стали корчмы (постоялые дворы или заезжие дома), которые называли «домами корчемными», а их хозяев — «подворниками» или «корчмитами». В Лососне бражников принимала корчма цеха рыбаков, а в центре города — стрихарей (кирпичников) и вапенников (обжигальщиков извести). В 30–40-е годы XVII века, во времена короля Владислава IV Вазы, первую корчму на землях Гродненской экономии над Неманом построил подкоморий Мицута, а вторая была открыта в Понемуни.

От «Роскоши» к «Нищете»

Самыми доходными в 70–90-е годы XVIII века из существовавших 27 корчем были 9, в том числе 6 — на Городнице. Корчма «Роскошь» из трех зданий располагалась в начале одноименной улицы (улица Ожешко, примерно на месте дома № 49) и содержалась Гроховским. Ее антипод — двухэтажная «Нэндза» («нищета», «бедность») — стоял в конце этой же улицы (заканчивалась у современной улицы Урицкого).

На плане Городницы 1780 года виден трактир для иностранных рабочих-лютеран, занятых на королевских мануфактурах. Он стоял на месте перекрестка современных улиц 1 Мая и Академической. Впоследствии трактир перестроили под дом пастора. Там же проходили первые богослужения. В начале ХХ века здание снесли и, использовав часть кирпича, возвели рядом кирху, а при ней так называемый «старый домик» пастора.

Если идти от железнодорожного вокзала по направлению к Советской, то недалеко от современного здания ГрГУ им. Янки Купалы в XVIII веке стояла кофейня, а напротив — корчма «Выгода», возможно, Артишевского. Среди зажиточных подворников конца XVIII века значились осевшие в городе иностранцы купец Якоб Гаусман и Карл Вералль.

Неразлучный тандем

Обычно рядом с корчмой стояли бровар или винокурня. Тандем «бровар — винокурня» был непременным условием для успешной продажи горячительных напитков. С XVI века дошли имена искусных пивоваров Никиты Михайловича и Мартина Затычича, солодовника Стаса и медосытника Николая Колышко. Цех гродненских пивоваров тщательно следил за качеством пива. Обычно эту продукцию проверяли довольно необычным способом. Каждый мастер для дегустации приносил в бочонке порцию своего «варева», затем выливал на скамью и садился на нее в специальных кожаных штанах. Братия пивоваров дружно угощалась напитками, оценивая их вкусовые достоинства. Спустя некоторое время дружно вставали (каждый со своей скамьи) — и горе тому, чьи штаны не приклеивались к лавке и не поднимали ее от пола!

Монастырские умельцы

Не сторонились изготовления и сбыта спиртного монастыри. Так, на Подоле (Подольная улица) процветали две маленькие корчмы иезуитов (XVIII век). В то же время на Мостовой улице содержали заведения «босые кармелиты» (место ныне — возле Приорбанка) и магнаты Красицкие. С 1632 года по две корчмы имели на Езерской улице (Карла Маркса) бригитки, а также магнаты Мнишки и Стриенские. Там же стоял бровар еврея Элиаша. На Вертелишской улице с 1729 по 1842 год держали бровар монахи-бонифратры (ныне улица Ожешко, 9 — двор отделения связи № 23). Заезжий дом в районе современной улицы Давида Городенского открыли «бытенские базилиане». На собственных юридиках держали бровары иезуиты и доминиканцы. Вся их продукция была отменного качества.

Как убегали от налогов

С течением времени количество питейных заведений увеличивалось вместе с ростом населения. Если в начале XVIII века упоминается 54 пивных шинка и 12 медовых, то уже во второй его половине в Гродно насчитывалось 120 еврейских шинков (из них 28 — в центре города), 27 корчем (в том числе 6 на Городнице) и 32 заезжих дома. За «предпринимательскую деятельность» подобного рода всегда взимались немалые налоги (капщизна, чоповое). Естественно, хозяевам приходилось изворачиваться и любым способом уклоняться от уплаты. Например, закрывали шинки в одном месте и тут же открывали их по другому адресу, сознательно занижая свои доходы, а сборщики налогов из-за этого были не в состоянии переписать все питейные заведения.

Продолжение следует…