Четверг, 22 октября
  • Погода в Гродно
  • 11
  • EUR3,0216
  • USD2,5466
  • RUB (100)3,3052
TOP

Они сражались за розницу. Гродненские ИП о работе после 1 января: «Многие просто не выйдут на работу»

С начала нового года предприниматели больше не смогут продавать товар без обязательных сертификатов. Иначе говоря, на бирке любой куртки, свитера или брюк должны быть специальные значки «ЕАС», подтверждающие качество товара.

Чтобы распродать остатки несертифицированного товара, у предпринимателей осталось всего несколько недель. Потом его нужно будет снять с продажи и вывезти с рынков. Торговцы уверены: окончательное вступление в силу Указа № 222 вынудит многих свернуть мелкий бизнес.

«Мы продаем ниже себестоимости»

Близкий к полувековому возрасту Вячеслав, интеллигент с аккуратно убранным под воротник кашне, ведет счет дням до праздника. В киоске, разместившемся у одного из выходов крытого павильона на Центральном рынке, он продает женские зимние куртки. Сейчас знак «ЕАС», как этого требует Указ № 222, имеется лишь на третьей части товара. Остальной с 1 января станет незаконным.

— Недавно пришло письмо из налоговой, что нельзя торговать по старым схемам, а весь товар нужно снять с продажи и вывезти с рынка, — говорит он.

По его словам, розничная торговля, представленная на Центральном, вот-вот просто исчезнет, так как «процент урона от указа очень велик, и многие не выйдут на работу 1 января». Вячеслав поясняет, что десяти месяцев, которые дали на то, чтобы окончательно распродать несертифицированный товар, было недостаточно, к тому же летний скачок курса рубля заметно ограничил активность покупателей.

— Если одну вещь за день продал — хорошо, а бывает, что ни одной. Мы как можем распродаем остатки без сертификата. После недавней девальвации цены не подняли ни на рубль. Ниже себестоимости продаем. Говорим, приходите, не обманем. А народ не понимает, что останется без торговли, — высказывается Вячеслав.

По его мнению, даже маркировка ЕАС не гарантирует стопроцентного качества:

— Вот смотрите — новый знак качества. Что он дает? Лишь подтверждает, что производитель в заявленных на этикетке данных не обманывает. Вроде всё на своих местах. Я же спрашиваю: где отражено, что шов некачественный, карман не пришит, молния заедает? От этого ЕАС не оберегает.

Зато у ипэшников дешево и сердито, что и требуется посетителю «Скидельского», считает Вячеслав.

— У нас закупается самая неимущая часть населения, — делится наблюдениями мужчина и подмечает, что в нынешних условиях их торговля лишена смысла — выручки нет, денег в карманах у народа в долларовом эквиваленте стало меньше, а процедура сертификации по новым правилам отнимет у торговцев около 8 миллионов рублей.

«Есть указ — нужно выполнять»

Тех предпринимателей, кто нашел силы и средства на переход к ЕАС, немного. Станислав — один из таких. Над его точкой висит табличка «Сумки, кошельки, борсетки, папки». Женские сумочки сплошь белорусского производства, иногда — китайские кошельки. Качество на десять баллов, отмечает Станислав, раскрывает одну из сумочек и говорит:

— Такие сумочки в магазине 700–750 тысяч. У меня по 500 тысяч, накрутка — всего 30 процентов.

Оказалось, что по-настоящему качественным и сделанным на совесть товаром никто не интересуется. Когда-то Станислав бойко вел торговлю на нижнем ярусе, где о документах и сертификатах и слыхом не слыхивали, и имел ощутимый навар. Но после того, как стал торговать «наверху» сертифицированным товаром, случилось непоправимое: «Торговля упала в пять раз. По сути, очередь от меня ушла. Никто не выиграл».

Станислав — битый калач розницы. Имея за плечами 18-летний опыт, ипэшник признаётся, что за это время «видел всё». Тем не менее уже пошел второй день, как ни одна женщина не купила его фирменную сумочку, как ни один мужчина не остановился ради китайского кошелька или борсетки.

— Для многих ИП поезд ушел. Для перехода было отведено пять лет (Беларусь вступила в Таможенный союз в 2010 году. — Прим «ВГ».), — добавляет собеседник. — Все надеялись на авось, ждали поблажек. Сам видел, как на

Южном распродажи на 50–70 процентов ниже проходят. Вы можете себе представить, какие там залежи? Поэтому моя позиция простая: есть указ — нужно выполнять.

«Покупатели нас ценят»

Татьяна держит на уровне груди зеркало размером с половину человека. Вдруг зеркало захлопывается, и юное лицо исчезает. Татьяна торгует на нижнем ярусе широкой линейкой девчачьих и женских кофточек. Все — Китай или Турция. Качество заморского трикотажа и безупречную фактуру здесь подтверждают только безголовые манекены-бюсты в разноцветных нарядах на прилавке. Она считает, что соблюдать Указ № 222 просто невозможно:

— У нас на каждую кофточку — свой артикул. А китайцы постоянно их меняют. Выходит, пройти сертификацию только для моего товара — непосильно.

Собеседница округляет глаза, услышав наше предложение сменить поставщиков и начать продавать белорусский товар.

— Наша легкая промышленность никогда не догонит китайскую. Особенно по трикотажу, — уверена она. — На рынке хоть есть выбор, а вот в магазине с белорусским товаром попробуйте. Это я как женщина говорю.

Татьяна, как и наш первый герой, Вячеслав, уверяет, что вынуждена торговать ниже себестоимости. По сути — в убыток. Мало какой ценник переходил грань в 250 тысяч рублей (хитом редких продаж были уцененные экземпляры по 160 тысяч). И все же Татьяна, как и многие ИП, не оставляет веры, что незадолго до боя курантов спорную инициативу пересмотрят.

— Все в надежде на отмену, — признаётся Татьяна и печально вглядывается в безголовые манекены-бюсты.

Справка «ВГ»

Указ Президента № 222 должен был заработать весной нынешнего года. По его правилам, на все изделия легкой промышленности у частников должны быть сертификаты о подтверждении соответствия требованиям технических регламентов Таможенного союза и документы о происхождении товара. Однако предпринимателям дали временную рассрочку и разрешили до конца года распродать несертифицированные товары. С 1 января 2016 года сертификация должна стать окончательно обязательной.

Самое читаемое

Разное