Воскресенье, 5 июля
  • Погода в Гродно
  • 18
  • EUR2,7311
  • USD2,4214
  • RUB (100)3,4359
TOP

В литовской деревне делают французские сыры. Как фермеры, которые живут для себя, стали интересными для других (+видео)

В погребе у Гражины на полках вместо солений стоят коричневые круги сыра. Сыры месяцами зреют в гармонии с яблоками, постепенно забирают их аромат, покрываются толстой пористой коркой плесени, чтобы потом отправиться в рестораны на тарелки гурманам. В 12 километрах от Друскининкая в усадьбе Аугусов семья фермеров несколько лет назад решилась на французский эксперимент. Теперь местный пармезан уже знают во всей Литве.

В погребе у Гражины на полках вместо солений стоят коричневые круги сыра. Сыры месяцами зреют в гармонии с яблоками, постепенно забирают их аромат, покрываются толстой пористой коркой плесени, чтобы потом отправиться в рестораны на тарелки гурманам. В 12 километрах от Друскининкая в усадьбе Аугусов семья фермеров несколько лет назад решилась на французский эксперимент. Теперь местный пармезан уже знают во всей Литве.

До Диджесалиса добираемся по ребристой грунтовой дороге. Машину трясет так, что не видишь живописные хутора и утонченную дзукиийскую природу. Но хозяйка усадьбы, рассказывая историю своей семьи, очень быстро заставила нас забыть о трудном пути. Двадцать лет назад они с мужем приехали в деревню присмотреть за родителями и остались. 

— Дети выросли, была возможность уехать, но я не смогла. В Ницце горы, там нельзя отпустить взгляд, а здесь свободно. Здесь моя страна, моя трава, мои птицы. Мне домой нужно. Не поехали никуда, — улыбается Гражина.

Большим хозяйством (12 коров, 7 телят, 2 лошади, 3 козы, козел, земля, на которой растят зерно, кукурузу и траву для животных) управляют 4 человека: Гражина с мужем и дочка с другом. Старший сын — инженер, ездит по всему миру — в Китай, Францию, ему деревня не нужна. А младшая дочка вернулась.

 


В усадьбе нет разделения на мужскую и женскую работу, все умеют и с трактором управиться, и с конем.

— Лошади — самые умные существа, они чувствуют даже твое дыхание, — говорит Гражина. — У дочери выездная, можно участвовать в конкуре, а у меня, как я, — большая, рабочая. Пока не умела ездить, она очень осторожно ходила. А теперь летаем. Так и живем.

 

Каждый день старшие встают в полшестого утра, а в полшестого вечера — очередь молодых. Конечно, на ферме есть доильные аппараты, но график никто не отменял, и время расписано — всегда нужно быть дома. Когда уезжают в отпуск или на ярмарки, заменяют друг друга, наемных работников не привлекают.

Фермерство и агротуризм — единственные виды заработка в Аугусове и полностью обеспечивают семью. Заняться французскими сырами решили, чтобы перерабатывать молоко, которого стало слишком много. Оказывается, создать пармезан можно в деревенской летней кухне. Правда, холодильник для сушки, сепаратор — профессиональные и дорогие. Зато можно охладить молоко точно до нужной температуры — 33 градуса, прежде чем закладывать закваску, а затем ферменты. Часть техники оплачена из программ Евросоюза.



Гражина показала нам все секреты. Ферментные сыры она делает по одному рецепту, а вкус зависит от сроков вызревания. Чем старше сыр, тем больше он похож на классический пармезан. Самому старому кругу в погребе — 8 месяцев.

 

Пока мы беседовали, пробовали на вкус литовский пармезан: твердый, он режется как масло, а корка не горчит, но придает пикантный привкус. На деревянной доске и другие продукты: мягкий белый сыр из сладкого молока, деревенские масло, сметана, в горшочке — мед. Все продается местным жителям и приезжим. Самый дорогой — француский сыр, он стоит 15 евро за килограмм. А цены на остальные продукты почти в два раза ниже, чем, например, у нас на Центральном рынке, где торгуют всего три молочницы на весь Гродно.

— Мы со своими животными жили бы отшельниками, да так и не заметили, что вокруг никого нет, — говорит Гражина… и лукавит. Ферму хорошо знают в Друскининкае и в Литве. Журналисты здесь частые гости. Приезжают и туристы на обучающие программы. Взбивают масло, делают творог, а потом и сыр с тмином, доят корову. Правда, деревянную, с резиновым выменем. От реального опыта гости отказываются, боятся.

Почтальона в усадьбе первыми встречают три бернских зенненхунда. У них тоже есть своя история. Щенков купила дочь Гражины. Оказалось, чтобы выкормить их, необходимо было молоко. Так в усадьбе появились три козы. Теперь собаки выросли, питаются только дорогим кормом. На их еде не экономят — услуги ветеринара обойдутся дороже. А козы остались, и фермеры стали делать козий сыр.

— Никогда не думала, что будет столько клиентов, иностранцев тоже, да еще будут нам платить за то, что мы делаем. Есть взрослые люди, которые не видели коз и коров. Дети из Москвы берут яйцо и спрашивают: это что, ребенок курицы? Мы интересны, потому что нам нечем удивить…

 

  

 

 

 

Самое читаемое

Разное