Понедельник, 14 октября
  • Погода в Гродно
  • 11
  • EUR2,259
  • USD2,0505
  • RUB (100)3,1936
TOP

«Прогулка»: над пропастью с Пети

Милый молодой француз, попирая Статую Свободы, радостно жестикулирует в сторону башен-близнецов. Еще недавно он катался на моноцикле по Парижу, жонглируя на улицах чем придется и развлекая народ за медяки. Теперь же из-за своего упрямства и веры нескольких людей в его безумную мечту парень стал известен всему миру — его зовут Филипп Пети, и он канатоходец.

 

Прогулка / The Walk

 

Режиссер — Роберт Земекис

В ролях: Джозеф Гордон-Левитт, Шарлотта Ле Бон, Бен Кингсли, Джеймс Бэдж Дэйл

 

Милый молодой француз, попирая Статую Свободы, радостно жестикулирует в сторону башен-близнецов. Еще недавно он катался на моноцикле по Парижу, жонглируя на улицах чем придется и развлекая народ за медяки. Теперь же из-за своего упрямства и веры нескольких людей в его безумную мечту парень стал известен всему миру — его зовут Филипп Пети, и он канатоходец.

Настоящий Пети — рыжий, некрасивый и всамделишно рисковавший жизнью: в 1974 году он более получаса находился на канате в сотнях метров над землей, став первым и единственным человеком в истории, переместившимся между башнями Всемирного торгового центра по воздуху. В остальном же — талантливый Гордон-Левитт, всё еще с легкостью транслирующий юношескую непосредственность, красиво изображает того, кого… неясно как изображать.

Реальный Филипп был то ли самым талантливым, то ли самым ненормальным акробатом из тех, что могли бы одолеть подобное. Даже оскароносная «документалка» 2008 года не слишком пролила свет на истинную природу Пети — да и не так уж важно, что им двигало. Хотя намерения героя по-прежнему не слишком ясны, зато свершения безусловно невероятны, и любимый режиссер двух поколений Земекис выбрал для художественного переосмысления сюжета пусть не самую вдумчивую, но очевидную интонацию шумного авантюрного представления — в английском языке есть для этого емкое слово «экстраваганца».

Как и в жизни, для экранного Филиппа всё меняют два события: журнальная страница с фотографией недостроенных башен и встреча с энергичной парижской барышней Анни, ставшей первым из катализаторов будущего трюка (Шарлотта Ле Бон, красивейшая девушка на свете). Чтобы обеспечить юноше и профессиональное, и личностное развитие, его ментором как бы нехотя становится сварливый пожилой чех в шляпе и заодно мастер-канатоходец — но даже заслуженный Бен Кингсли в этой сверхпредсказуемой роли несколько теряется. Тем не менее команда «сообщников», как их называет сам Филипп, всё же пополняется несколькими интересными личностями: банкир с лицом и повадками Фрэнка Заппы, бородатый балагур-лавочник, юный ассистент для высотного трюка, по иронии панически боящийся высоты. Но персонажи не просят развития: они — словно карабины, страхующие солирующего на веревках альпиниста.

В итоге первая половина ленты грешит, несмотря на веселый тон, некоторой пустотой. Зато, наигравшись с макетами высоток и рассовав по карманам снаряжение, во вторую половину авантюристы приходят, чтобы пустоту заполнить: после напряженной и всё еще задорной подготовки в пространство между башнями устремятся не только тросы, но и сотни взглядов, десятки вздохов. А способность фильма всерьез хватать за грудки в эти минуты вспорхнет по экспоненте. При всем уважении к былым заслугам Земекиса, десятилетие занимавшегося анимационной ерундой, здесь за него колоссальную долю работы проделывает фактура. Когда Гордон-Левитт ставит ногу на тот самый канат на небывалой высоте, всё замирает. Пока он скользит по стальной нити, некогда размышлять о прекрасной физической подготовке актера, которого настоящий Пети натаскал ходить по канату всего за неделю, или о полном (ли?) соответствии исторической правде, или о том, почему в мягкие рассветные клавиши вдруг вплетается Бетховен, — слишком много неба, свежести, звенящей пустоты вокруг Джозефа, вокруг Филиппа, вокруг людей в нелепых очках в темном помещении. «Вторая половина второй половины» фильма — выдающийся аудиовизуальный опыт настолько, насколько возможно себе представить, и любой, кто хоть раз балансировал на бревне или заборе, просто обязан впитать в себя это кино каждой клеткой.

Идейный же уровень остается неуловимым, как и главный герой на тросе. Да, Пети явно был мастером своего дела, и, быть может, кто-то благодаря нему потом узнает такие имена, как Шарль Блонден или Фёдор Молодцов. И да, этот биографический этюд достаточно интересен, чтобы быть вещью-в-себе — особенно в таком умопомрачительном воплощении, не ограниченном архивными кадрами и строгостью документального жанра. Но главный вопрос, на который пристало искать здесь ответ, — а зачем ему это было надо? — так и остается подвешенным, пардон, словно канат. Результат диффузии безумца и вундеркинда, вероятно, просто должен остаться в истории как один из ее ярких мазков. И если для кого-то подобный риск, невероятный, почти жестокий вызов самому себе — чересчур, по крайней мере никто не станет спорить с тем, что фамилия Филиппа (petit — фр. «маленький») не соответствует истине. Как и другой странный человек с похожей фамилией, счастливый двухметровый бард Тайни Тим (tiny — англ. «крохотный»), французский канатоходец велик уже потому, что он есть.

 

 

Фильм можно увидеть в гродненских кинотеатрах. Расписание сеансов — в нашей афише.


Читайте также: полный список обзоров

Самое читаемое

Разное