Пятница, 18 октября
  • Погода в Гродно
  • 11
  • EUR2,2613
  • USD2,04
  • RUB (100)3,1885
TOP

Огонь, молот, железо. Как кузнец из Друскининкая показывает фокусы и плавит сталь

Ёзас знает, как каленым железом вылечить желудок, почему у наковальни вырастает рог и как закрыть спичечный коробок молотобоем весом в тонну. «Вечёрка» побывала в гостях у кузнеца из Друскининкая Ёзаса Каваляускаса.

У одной наковальни есть «баба», а у другой — рога

— Места у меня немного, как в космическом корабле, — говорит Ёзас, приглашая нас в кузницу. — Вот огонь, уголь, молот и железо. Всё как тысячу лет назад.

В помещении, спрятанном среди других мастерских, стоят наковальни, стол, горн — печь, на которой разогревают металл, с вытяжкой, а еще молотобой — огромный электронный молот. Везде лежат кувалды, щипцы, стамески. Стены увешаны инструментами и коваными изделиями.

— Молотки должны слушаться кузнеца, иначе я их выбрасываю, — смеется Ёзас, ловко жонглируя увесистыми инструментами. — Есть молоты по 8 килограммов, но я их редко использую. Это мучение для человека.

Итог работы зависит и от наковальни. У каждой из них — свой «характер».

— Эту сделали в советское время, ее прозвали «Колхозник», — снова шутит кузнец. — Она простая, была раньше в каждом колхозе. В немецкой наковальне больше стали. Я люблю на ней бить, потому что у нее плита закалена больше (а значит, она прочнее. — Прим. «ВГ»). У меня есть еще немецкая и шведская плиты.

В руках кузнеца наковальня оживает. У нее появляются ноги, туловище, большой и маленький столы и рог, на котором предметам придают округлую форму.

— В литовском языке наковальня мужского рода, поэтому у нее есть «баба» — небольшое отверстие для пробивания отверстий в металле. Если наковальню сделали без «бабы», тогда есть два рога, — улыбается кузнец.

В серьезной работе ремесленники не обходятся без шуток. То щипцы товарища в воск обмакнут так, что у него всё выскальзывает из рук. То подсунут вместо обычного металла неподдающийся ковке «самокал». Да и лозунг себе придумали с подколом: «Кузнец не может, не куя».

Как железо превращается в воду

Ёзас начинает разжигать горн. На наших глазах из безжизненных угольков разгорается высокое пламя. Секрет в том, что снизу к «кострищу» через трубу подается дополнительный кислород. Кстати, еще триста лет назад огонь в кузнице высекали ударами кусочков кремния друг о друга. Кузнец нагревает в огне металлический брусок. «При температуре 1300 градусов железо становится как вода», — комментирует мастер. Щипцами он переносит брусок на наковальню и несколькими ударами придает ему плоскую форму.

— Чем отличается кухня от кузницы? — хитро спрашивает кузнец. — Если на кухне что-нибудь падает, надо это быстро поднять, а в кузнице — нужно быстро отскочить, потому что падает или горячее, или тяжелое.

После дополнительных действий металлическая полоска в руках мастера закругляется и приобретает форму подковы. Правда, сейчас их делают только как сувениры. «Пшик!» — издает звук ведро с водой, куда мастер опускает еще горячее изделие.

— Раньше воду, в которую опускали раскаленное железо, использовали в лечебных целях. Ее пили, например, при болезнях желудка. Я свою воду не пью. Она стоит уже год, не знаю, что там внутри, — сознается хозяин кузницы.

В кузнечных фокусах нужны не только мышцы

Ремесло скрывает свои секреты. Например, чтобы сделать отверстие в изделии, нужно насыпать в место удара порошок из раскаленного угля.

— При сильном сотрясении происходит взрыв горящих частиц, металл расширяется, и нужная шайба легко выпадает. Про такой фокус знают не все кузнецы даже с 30-летним стажем, — хвастается собеседник. — Но каждый мастер отличит просверленное отверстие от сделанного кузнечным способом.

Настоящего кузнеца отличает не только сила мышц. Ёзас включает молотобой, грохот от которого слышен в соседних дворах. Ставит на паузу. Загадочно улыбаясь, ставит под молот приоткрытый спичечный коробок в вертикальном положении. Нажатие рычага — молот разгоняется, останавливается перед самым коробком и, двигаясь вверх-вниз, постепенно закрывает коробок, не раздавливая его.

— Вы долго этому фокусу учились? — спрашиваем.

— С мая, — вновь шутит Ёзас.

Серьезно за ковку он взялся лишь четыре года назад. До этого работал художником. Ёзас Каваляускас успел получить серьезную награду — первое место в конкурсе народного искусства в виленском регионе «Золотой венок» среди 131 народного мастера. На конкурсе ковал солнышко, умение изготовления которого внесено в список нематериальных ценностей Литвы. Солнышки символизируют вечность. Их острые лучи в мирное время обозначают лепестки, новую жизнь, а в военное — острие меча. Отверстие на острие превращало луч в ужа, который считался добрым знаком для семьи. Кроме солнышек мастеру заказывают другие украшения интерьера — ангелов, деревья счастья. Его крупные работы уже украсили окрестности. Двухметровая липа, герб города, выросла на камне в соседнем Лейпалингисе, четырехметровая волчица появилась на фасаде дома за Друскининкаем.

— А любимое произведение я еще не создал. Но когда любишь свое занятие, не останавливаешься в развитии, — признается кузнец на прощание.

Самое читаемое

Разное