Воскресенье, 5 апреля
  • Погода в Гродно
  • 4
  • EUR2,7797
  • USD2,5722
  • RUB (100)3,3586
TOP

Люди и велосипеды

Я езжу на велосипеде. Давно. Лет тридцать. Хочу подчеркнуть: я не катаюсь, а ежедневно езжу на работу. С марта по ноябрь. В центр города или в район БелТАПАЗа. Сначала у меня был харьковский «Турист». Потом — «горник», то есть, по-грамотному, велосипед класса MTB. Тяжелый, но накатистый, которому нипочем бордюры. В прошлом году у него случилась критическая поломка, и я купил новый велосипед. Наезжаю в среднем двадцать или тридцать километров в день. Так что у меня есть право высказаться по вопросу присутствия велосипеда в городской среде.

Я езжу на велосипеде. Давно. Лет тридцать. Хочу подчеркнуть: я не катаюсь, а ежедневно езжу на работу. С марта по ноябрь. В центр города или в район БелТАПАЗа. Сначала у меня был харьковский «Турист». Потом — «горник», то есть, по-грамотному, велосипед класса MTB. Тяжелый, но накатистый, которому нипочем бордюры. В прошлом году у него случилась критическая поломка, и я купил новый велосипед. Наезжаю в среднем двадцать или тридцать километров в день. Так что у меня есть право высказаться по вопросу присутствия велосипеда в городской среде.

Сначала о радостном. Велосипедная езда доставляет ни с чем не сравнимую мышечную радость. Даже в дождь. Промокал многократно, но ни разу не заболел. Велосипедист не потребляет бензин и не загрязняет воздух. Зато обладает хорошим аппетитом, активно питается и поэтому поддерживает отечественного сельхозпроизводителя сильнее, чем гиподинамичный автолюбитель. Чем больше велосипедистов, тем выше уровень энергетической безопасности страны. Потому что в любой нефтяной кризис велосипедист доезжает до работы вовремя.

А теперь о грустном. Сегодня велосипед как вид городского транспорта опаснее машин. Мне скажут, что смертельных аварий с участием автомобилистов значительно больше. С этим можно согласиться только с большой оговоркой. Во-первых, потому, что доля травмированных и погибших велосипедистов в дорожных авариях все же не мала. А во-вторых, статистика велоинцидентов у нас до точности не ведется. Происшествия с участием велосипеда на тротуаре относятся к компетенции участковых инспекторов, а при этом битые головы и сломанные руки-ноги относят в травмпунктах к бытовому травматизму.

Несчастный случай со спортсменом и пожилым пешеходом в Гродно стал вопиющим только потому, что все участники столкновения, окончившегося трагически, нарушили правила дорожного движения. Дело будет разбираться в суде и, возможно, судебное решение вернет вопрос о статусе велосипеда в городе в поле внимания законодателей.

Скажу честно, когда я иду по Гродно пешком, то часто ловлю себя на мысли, что сегодня во многих местах по тротуару безопаснее ехать, чем идти. Особенно это касается района старого моста. Езда велосипедистов агрессивна и хаотична. Пешехода от несчастья отделяют доли секунды. На велосипеде чувствуешь себя в большей безопасности.

Здесь я хочу обратить внимание на такое обстоятельство. На проезжей части все участники движения соблюдают правила дорожного движения. Во всяком случае, стараются их соблюдать. На тротуаре велосипедисты — ну что бандерлоги! — дикий народ без правил.

Почему у нас так происходит? А потому что в Республике Беларусь «Концепцию безопасности дорожного движения» разрабатывали в Совете Министров, и я глубоко сомневаюсь, что хотя бы один из разработчиков ездил на службу на велосипеде. Министров возит личный шофер. Остальные — на своих автомобилях. И гаишники наверняка в полном составе ездят на работу (и на работе) на автомобилях. Скажите, что могут сказать водитель и его пассажиры о велосипедисте? Только то, что тот – зудящая помеха, чирей на нижнем бюсте водителя. Поэтому, велосипедисты, все — на тротуар! Пусть там участковый вами занимается.

Двадцать лет назад мои приятели поехали на спортивных велосипедах в Гданьск. До сих пор вспоминают, как были оштрафованы дорожной полицией на конкретную сумму за движение по городу без световых сигналов. А вот скажите, будет ли у нас, в Гродно, участковый догонять и наказывать велосипедный «ужас, несущийся в темени ночи»? Ему, участковому, по горло хватает семейных скандалистов, мелких хулиганов и закуривших в кроватях.  Естественно, что ему недосуг разрабатывать «Правила движения по тротуару» и тем более контролировать их соблюдение. Да пусть этот «ужас» сам себе голову свернет в потемках на наших тротуарах!

В таких вот интонациях обсуждали мы на днях с приятелем тему ночных велогонщиков. Дело было вечером, в одиннадцатом часу. Отдохнув в одном из заведений на набережной Немана, мы мирно двигались пешком в сторону «Туриста». Сначала внизу под мостом встретились с байкерами. Там в одном месте как раз нет тротуара, но байкеры, следуя с включенными фарами, нас увидели и, порычав, аккуратно объехали. А вот уже по мосту мы шли друг за другом, потому что у велосипедистов, как правило, нет звонка. Это просто гродненская жаба какая-то, особо безжалостная. Четыреста баксов на велосипед есть, а отдать два на звонок жабу никак не уговорить. А уж за десятку на передний фонарь она просто сожрет изнутри. Поэтому идешь по мосту и ждешь, как бы не увидеть у себя промеж ног чье-нибудь колесо.

Уцелев на мосту, мы с приятелем вернулись к вопросам текущей политики цен и зарплат. Благо тротуар широкий и можно поддерживать неторопливую беседу. Но рано расслабились. Ибо из-за угла цеха хлебокомбината, что напротив стеклозавода, совершенно беззвучно вылетели на нас три «всадника без головы». В том смысле, что мчались они, безголовые, во тьме и не видели никого. Люди на остановке впрыгнули под навес. Нам удалось укрыться за столбом, который духи, крутя педали, лихо обогнули с двух сторон.  «Вот, – говорю приятелю, – потому и боюсь велосипедистов, что сам езжу. Как они только наверху в колее не убились…» «В какой колее?» – спрашивает приятель. Он не в теме, потому что обычно на машине ездит. «А вот тут она, вдоль «карданных валов» выезжена…» – говорю я, и прямо перед нами из этой колеи, из темноты в пятно света уличного фонаря, «наворачивается» с велосипеда на тротуарную плитку очень серьезных размеров мужчина. Больно так, больно проезжает он с полметра по плитке телом. Лежит несколько секунд ошеломленный, потом поднимается и с «конем» ковыляет мимо нас, пытаясь сделать вид, что ничего не произошло. Ага, не произошло. Хорошо, если ты, парень, не ударился головой — ехал ведь без шлема. Если остались целыми кости, то все равно ушибы и обширные ссадины на руках и ногах к утру дадут о себе знать. Как по терке же проехался.

 А дело обычное — тротуарный бордюр. Когда его преодолеваешь поперек, то на него достаточно легко можно запрыгнуть. Когда же едешь вдоль него на скорости, то даже самый низкий бордюр может проявить коварство, на долю секунды задержав колесо. В результате велосипед по одну сторону бордюра, а ты — по другую. Стыдно перед прохожими и… больно.

Стыд-то ладно. Но в этом месте, напротив стеклозавода, несколько лет назад передо мной парень, пытаясь вывернуть из колеи, навернулся через руль и упал на грудь с таким хрустящим звуком, что до сих пор вздрагиваю, как вспомню. Потом он, правда, пошел самостоятельно, но все равно чувствовал себя явно не очень хорошо.

И что дальше? Дальше, шли мы и рассуждали, будет только хуже. Велосипедистов меньше не станет. Велосипедистов будет значительно больше. Десять лет у одного меня в подъезде был велосипед. Сейчас техники набралось на целую велостоянку с видеонаблюдением. Десять лет назад катались только дети и не боящиеся смерти дедушки-камикадзе на «Аистах». Сейчас в седло сели половозрелые горожане, мужчины и женщины, и ездят они на быстрых и прочных велосипедах на работу и по делам. (Кстати, на двух колесах мне быстрее на работу, чем общественным транспортом.)

А еще вот что происходит. Государство признало интернет-торговлю полноправной отраслью. Нацбанк, министерство финансов, налоговые органы заняты облегчением безналичных расчетов через интернет. Что это значит? То, что максимум через год-два наш город столкнется с проблемой велокурьеров.

Как это будет работать? Человек с Вишневца сделает покупку в интернет-магазине, оплатит карточкой и закажет доставку. Студент-велосипедист зарегистрирует свой смартфон в сети на специализированном сайте в качестве курьера. После занятий, прежде чем ехать домой с Ожешко на Вишневец, глянет на сайт, нет ли попутной доставки. Если есть, заберет со склада и по дороге подбросит покупателю за десять-пятнадцать тысяч. Если таких попутных доставок четыре-пять, то, глядишь, уже набежала студенту копейка на вечернюю пиццу с девушкой.

В Варшаве и в Москве это уже работает. Значит, будет работать и у нас. Почитайте новости. В Европе таксисты бастуют против интернет-приложений для смартфонов, позволяющих каждому автолюбителю стать на час таксистом, подхватив попутчика. Бастовать, конечно, можно, но технический прогресс никому не удалось остановить. Кто ж десять лет назад мог подумать, что гродненским автобусным контролерам придется бороться с зайцами, организованными в социальную сеть. А ведь приходится. Осталось пережить еще одну волну автозакупок, подобную той, что случилась в конце прошлого года, и наш город будет забит машинами не в три ряда, а в три слоя. Поэтому велокурьеры неизбежны. Плотными стаями они будут рассекать толпу на городских тротуарах.

А куда деться пешеходам?

Надо что-то делать. Сегодня велосипедисты брошены на произвол судьбы. Они болгарками стачивают бордюры и массово нарушают правила переезда перекрестков. Можно их тотально ловить и штрафовать. Но это не тот путь. Велосипедистами надо заниматься комплексно. Им надо выделить место — на дороге или на тротуаре.

Хочу обратиться к городским властям. Давайте организовывать рабочую группу по велосипедным вопросам. «Вечерний Гродно» соберет активных и ответственных велосипедистов, и давайте вместе регулярно оговаривать эти вопросы. В конце концов, велосипедисты платят налоги и создают рабочие места. Очень хотелось бы, чтобы это не были рабочие места только для врачей-травматологов. Давайте сядем за круглый стол и поговорим, как нам сделать город безопаснее для всех, кто движется по его улицам.

Самое читаемое

Разное