Среда, 24 июля
  • Погода в Гродно
  • 14
  • EUR2,2673
  • USD2,0244
  • RUB (100)3,2098
TOP

Направили револьвер и потребовали лодку. Моя история о войне

У каждого из нас есть своя семейная история о войне. Потертые фотографии, скупые воспоминания родителей, слезы бабушки, китель с медалями в шкафу заставляют помнить наших родных, кому выпало жить и сражаться в военное лихолетье Великой Отечественной.

Ирина Аполлонина: «Женщину оставил в живых»

9 мая в семье Король был двойным праздником — День Победы и день рождения мамы. Первый повод был главнее. Гости за столом делились военными воспоминаниями, пели боевые песни… Гродненка Ирина Аполлонина с теплотой вспоминает свою маму Елену Степанову (Король). Она в 1943 году окончила курсы водителей в Куйбышеве. Воевала на 2-м и 3-м Украинских фронтах, управляла грузовиком. Проехала за баранкой Румынию, Венгрию и Австрию.

— Мама вспоминала, как однажды в румынских Карпатах ее груженая полуторка зависла над пропастью. Сама выбралась и машину спасла. В другой раз ехала по полю. В небе — «мессершмитт». Несется навстречу. Выпустил по ней очередь — не попал. Развернулся и снова заходит на цель. Мама ездила в платке, и, видимо, летчик заметил, что за рулем женщина. Пролетел мимо, оставил в живых, — отмечает собеседница человечность в военное время.

Войну мама окончила в Вене. Сохранился снимок с боевыми товарищами около памятника Штраусу. Сослуживец предложил поехать в Беларусь. Там она познакомилась с папой. Отец Леонид Король родом из Узденского района Минской области, в начале войны получил сильную контузию. Отправился работать на завод на Урал. В войну потерял первую семью — жену и детей и создал новую.

Алена Падлiпская: «Паказвай дарогу, а то пастраляем!»

У Алены Падліпскай (Сіневіч) з родных на вайну пайшлі дзядуля Юзік, яго брат — стрыцё (дзядзька) Віктар і дзядуля Віталь — малодшы брат маці яе бацькі Рамана Сіневіча. Усе яны паходзілі з вёскі Данілавічы Навагрудскага раёна.

— Іх вёска да 1944-га «року», як казаў дзядуля, жыла штодзённым жыццём: аралі, сеялі, збіралі ўраджай. Аднак часам прыходзілі немцы шукаць партызанаў. Разоў з дваццаць дзядулю Юзіка ставілі да сценкі: «Паказвай дарогу, а то пастраляем усю сям’ю!», — распавядае пра няпросты выбар Алена. — Дзядуля спярша не згаджаўся, а пасля вёў немцаў у гушчар. Патупаўшы туды-сюды, часаў галаву: «Паны, не ведаю… Паны, забыўся». І вярталіся назад. Сям’ю не краналі.

У 1944-м годзе бальшавікі прызвалі вясковых мужчын у армію. Аднак родныя Алены пайшлі ваяваць у польскую армію на баку СССР. Дзядуля Юзік быў стралком. Вайну скончыў каля нямецкай крэпасці Шпандаў. 2 траўня 1945 года ваенныя дзеянні там ужо не вяліся. Дзядуля Юзік патруляваў тэрыторыю разам з савецкімі камандзірам і разведчыкам і яшчэ дзвюма хлопцамі. Раптам ім насустрач ідзе кульгавы немец у штацкім.

— Хто ты? — пытаюцца.

— Я з вёскі, іду дадому, — адказвае незнаёмец.

Лейтэнант загадаў разведчыку расстраляць немца ў кустах. А дагэтуль выйшаў загад Сталіна нікога не страляць. За адзін стрэл — дзесяць год. Падначалены не мог аслухацца камандзіра. Але як парушыць загад правадыра народаў? Ён адмовіўся забіваць. Немца ўзялі ў палон і разам пайшлі ў яго вёску. Высветлілася, што ён не хлусіў. Так падначалены праз непаслухмянасць выратаваў жыццё нявіннага чалавека.

Віктар таксама сустрэў перамогу ў Германіі. Аднак згубіў падчас вайны жонку, засталіся толькі двое малых дзяцей. А дзядуля Віталь пайшоў з рэпатрыянтамі ў Польшчу, ваяваў у складзе Арміі Краёвай.

Яна Ветышева: «Направили револьвер и потребовали лодку»

Выпускница Яна Ветышева из гимназии № 9 случайно нашла в шкафу дневники своей прабабушки Веры Коротеевой.

Семья ее жила в Вильнюсе. Утром 22 июня 1941 года Вера Ивановна вышла в скверик погулять с двухлетним сыном Владиславом и услышала сигнал воздушной тревоги. Город бомбили. Муж Иван Ветышев остался. А она с ребенком добралась в Москву. В дороге обоих сильно контузило. Прабабушка вспоминала «московских артистов», которые в незнакомом городе помогали ей «с дитём на руках» нести чемоданы, пробираться под составами через пути.

Разместились в доме на окраине Курска. Весной 1942 года речки в городе вышли из берегов. «Лодки были у многих жителей, но никто ими не пользовался — кругом фашисты, а помогать им не хотели… Я сидела дома у окна… Вижу, плывет лодка, а в ней сидят два немецких солдата», — записала Вера Ивановна. Фашисты зашли в дом, направили на женщину револьвер и потребовали ее лодку. «Еле я отговорилась, что у нас нет лодки и что я одна с маленьким ребенком в доме», — вспоминала прабабушка.

Вера Коротеева работала в госпитале во время боев на Курской дуге. Не могла сдержать слез рядом с умирающими бойцами. Заходила побеседовать в палату к девушкам, больным тифом. Остриженные наголо, они переживали, чтоб не заразить Веру, любовались ее густыми волосами…

— Прабабушка не дожила до 70-летия Победы. Нас от последних залпов войны отделяют десятки лет, но чем дальше мы уходим от того времени, тем дороже нам люди, победившие в ней, — признается Яна Ветышева.

 

Самое читаемое

Разное