Суббота, 25 мая
  • Погода в Гродно
  • 19
  • EUR2,3252
  • USD2,0793
  • RUB (100)3,2206
TOP

Виталий Бубнович: «Пули непредсказуемы и летят не совсем так, как хочет спортсмен»

О долгой карьере и успехе в зрелом возрасте, новом оружии и пулях, летящих не туда, куда надо, рекорде, который трудно побить, конкуренции с олимпийским чемпионом и заветной мечте — призер чемпионата мира Виталий Бубнович приоткрыл занавес стрелкового спорта.

 

Стрелки редко бывают разговорчивыми. Предельная концентрация, хладнокровие и терпение — за долгие годы тренировок «пулевики» привыкли доказывать свое превосходство не в разговорах и интервью, а на крошечной мишени с черным кругом посередине. Они знают цену ошибки, ведь на соревнованиях судьбу медали могут решить миллиметры и одна сотая балла.

Неудивительно, что успех в пулевой стрельбе чаще приходит к взрослым спортсменам, тем, кто научился контролировать себя и свои эмоции, кто знает цену каждого выстрела. Зрелые мужчины, выстрелившие за свою карьеру сотни тысяч патронов, приходят к успеху в то время, когда в других видах спорта люди давно «завязали» играть с фортуной.

Олимпийский чемпион 2012 года, минчанин Сергей Мартынов, стал лучшим в 44 года, а Игры в Лондоне были для него шестыми в карьере. К заветной мечте стрелок шел 24 года.

Гродненцу Виталию Бубновичу 39 лет. Первый раз в стрелковый тир он пришел в 4 классе СШ №24 (сейчас гимназия №4) к тренеру Илье Васильевичу Сутягину. Свою профессиональную карьеру Виталий Бубнович начал еще в 1994 году, но успех пришел ближе к 40 годам. За плечами у скромного спортсмена уже три Олимпиады, но ни на одной из них подопечный Натальи Харитоник не попал даже в десятку сильнейших. Последние два года стали самыми продуктивными в карьере спортсмена: с новой винтовкой и «волшебными» патронами он установил мировой рекорд в испанской Гранаде, поднимался на пьедестал в датском Оденсе и хорватском Осиеке. Зимой 2013–2014 года взял серебро на чемпионате Европы в Москве и успешно съездил на мировой форум в Испанию, выиграв две бронзы в личных соревнованиях, а также серебро и бронзу в командных. Но ценнее всего не награды, а олимпийская лицензия. Виталий получил право выступать в Рио в 2016 году, а это значит, что заветная мечта станет ближе.

— Ваша профессиональная карьера началась 20 лет назад. Почему сейчас нет молодых стрелков, которые могли бы создать конкуренцию опытным спортсменам? Или стрелковый спорт стал менее популярным?

— Я не думаю, что наш вид спорта стал менее популярным. Есть дети, которые хотят заниматься, но нет материально-технической базы. Кандидаты в мастера спорта должны стрелять из хороших винтовок, а у нас с этим проблема. Дети тренируются советскими винтовками, которые уже давно выработали свой ресурс. Естественно, новые никто покупать не будет — кто осмелится вкладывать деньги в детей. Поэтому молодежь уходит из спорта и идет работать, например, на стройку.

— С чем связаны хорошие результаты, показанные в последние два года? Вам купили новое оружие, причина в этом?

— У меня две винтовки. В пневматике мы собрали из двух одну, а еще одну малокалиберную винтовку приобрело Министерство спорта. Ресурс нового оружия составляет 20 тысяч выстрелов, но, думаю,  и после 30 тысяч все будет в порядке, стоит только проконсультироваться с фирмой-изготовителем оружия.

— Олимпийские игры пройдут в августе 2016 года. Сколько времени потребуется, чтобы подготовить оружие и пристрелять винтовку?

— Конструкция останется прежней; если будет необходимость, то мы заменим ствол. На международных соревнованиях есть определенные параметры для оружия, за ними следят, но крепление или замену каких-то частей допускают.

— В 2013 году вам удалось установить мировой рекорд. Из 60 патронов выбить 630,7 очка (сейчас в соревнованиях учитываются еще и десятые баллы, то есть одно попадание, например в «10» еще считают с десятыми, в зависимости от того, как близко пуля попала к середине мишени. — Прим. автора). Можно ли обновить это достижение?

— На всех соревнованиях, в которых я участвовал, даже близко не смог подобраться к рекорду. Дело в том, что тогда в Гранаде я стрелял хорошими патронами, теперь они у меня закончились, а в мире в год выпускается только ограниченная партия, максимум 30 тысяч штук. Их производят в Великобритании. Те патроны, которые мы используем на соревнованиях, очень непредсказуемы и летят не совсем так, как хочет спортсмен. Как ни целься в «10» — попадет в «9».

— Тренировки проходят в тире СШ №15. В каком режиме работает олимпиец и призер чемпионатов мира?

— В зависимости от подготовки в день может быть одна или две тренировки. Конечно, ближе к соревнованиям работаю больше. Правда, в тире холодно, зимой здесь трудно находиться.

— Много лет состав национальной сборной не меняется кардинально. Считаете ли вы своего коллегу Сергея Мартынова конкурентом?

— Несмотря на то что свой мировой рекорд я выбил из положения лежа, все равно думаю, что равных Сергею в мире нет. И такой стабильности, как у него, у меня никогда не было. Вряд ли я могу составить ему конкуренцию.

— Часто бывает, что ночами трудно уснуть?

— Сейчас такого нет, а вот на первой Олимпиаде в 2004 году вообще не мог спать. Конечно, нам не хватает международных стартов, где спортсмен мог бы привыкнуть к атмосфере и психологически настроиться на стрельбу. Европейцы, например, весь сезон ездят на сборы, а мы — один раз в год. Правда, перед главными стартами национальная команда проводит сборы в Германии.

— Что должно произойти, чтобы Виталий Бубнович завершил профессиональную карьеру?

— Думаю, олимпийское золото меня бы устроило (смеется).