Четверг, 20 июня
  • Погода в Гродно
  • 28
  • EUR2,3094
  • USD2,0625
  • RUB (100)3,2251
TOP

В тени Василя Быкова

На гродненском сайте ОО СПБ появился броский заголовок: «К 90-летию со дня рождения Василя БЫКОВА». Так как комментариев к данной информации со стороны местных функционеров нет, придется мне самой разобраться и написать короткий  отзыв.  

На гродненском сайте ОО СПБ появился броский заголовок: «К 90-летию со дня рождения Василя БЫКОВА». Так как комментариев к данной информации со стороны местных функционеров нет, придется мне самой разобраться и написать короткий отзыв.

Из «вынужденной справки» автора, гродненского журналиста  Вадима Журавлева, читатели узнали, что к  юбилею писателя им подготовлена новая книга о Василе Быкове: «ЧЕМ БОЛЬШЕ ИМЯ ЗНАМЕНИТО, ТЕМ НЕРАЗГАДАННЕЙ ОНО…».

Правда, пока существует только ее электронная версия.

В.Журавлев обратился к читателям с просьбой помочь ему. В этом мне видится знак доброй воли, и если автор действительно честен перед собой, то некоторыми советами он может воспользоваться.

 «Автор будет признателен своим критикам–гродненцам, которые познакомятся с электронной версией жизнеописания Василя Быкова и, может быть, расскажут ему о своем видении нашего знаменитого земляка…».

Критики и, само собой, не только гродненцы захотят познакомиться с новинкой, тем более посвященной известному писателю-фронтовику, но вряд ли критики расскажут автору о своем «видении нашего знаменитого земляка». Не в том состоит первоочередная задача художественной критики, скорее в максимально-объективной оценке и искусстве разбирать новое произведение.

 

Итак, что же мы имеем положительного и отрицательного?

Первое, В.Журавлев сам лично не был знаком с писателем В.Быковым. В том нет ничего предосудительного. Встречается достаточно много авторов-литературоведов, которые специализируются на истории литературы, изучают не только известные имена, их творчество, частную переписку, черновики, дневники, окружение, хронологию жизни, но и несправедливо забытых писателей с трагической судьбой. Так многим архивным документам дается новая  жизнь и прочтение, тем самым заново воскрешается из забвения прошлое и делаются настоящие литературные открытия.

Второе, что сразу меня смутило. В рукописи приводятся чрезмерно частые примеры из мировой поэзии. Ведь В.Журавлев взялся составлять мемуары, а не антологию мировой поэзии, но, по-видимому, самого автора электронной версии книги нисколько не смущает такая пестрота и бестолковая насыщенность чужих строф и строк.

Хотя любому, даже не очень искушенному читателю буквально с первых абзацев становится понятно – форма выбранного произведения категорически не соответствует заявленному содержанию. Надо отметить, автором проделана определенная работа по систематизации собранных им материалов, но надерганные в данном тексте куски не выполняют поставленную задачу, не несут стилистической нагрузки – в жанре популярного non-fiction рассказать читателям что-то принципиально  новое из жизни писателя В.Быкова. Пусть даже из этого выйдет брошюра довольно скромного объема.

Но автор, видимо, погнался как раз за неоправданным объемом. Другого объяснения, почему в тексте напичкано столько лишних цитат, не могу дать.  Такой прием не помогает восприятию текста, а только мешает и раздражает читателя. Этот странный перекос совершенно не вписывается в ткань текста и как справедливо предвидит сам  автор:

 «… Стихи (цитаты) помогают мне выразить иные мысли так, как я не могу сделать то же на «человеческом» языке. Это раздражает читателя, нарушает ритм чтения, но иначе я не могу, иначе бы и книга о Быкове не писалась, иначе бы не процитировал в ней более восьмисот пятидесяти поэтов всех эпох и континентов”.

Такое нелогическое пояснение ничего не проясняет, но больше напоминает заклинание священных мантр –  «иначе… иначе… иначе…».

 

Автору будущей книги В.Журавлеву (сознательно подчеркиваю будущей), придется еще много потрудиться, так как в таком сыром виде книга-полуфабрикат не может и не должна  выйти к читателю. Об этом автора предупредит любое уважающее себя книжное издательство.

 

Несмотря на сложные условия существования книжного и издательского рынка, в нашей стране еще окончательно не загублен редакторский институт и институт критики. Не утеряны литературные традиции, издаются «толстые» журналы, такие как русскоязычные «Нёман» и «Немига литературная», на белорусском языке  –  старожилы «Полымя» и «Маладосць».  В них в 60-80-е годы  прошлого столетия публиковались повести В.Быкова, которые имели оглушительный резонанс не только в белорусском обществе, но и в читающей аудитории всего СССР. Таков в те годы был авторитет писателя и его востребованность

В редакциях белорусских изданий и издательств работает целый штат редакторов-профессионалов. Все-таки, В.Журавлеву надо было, прежде всего, отдать рукопись не на верстку в частное гродненское издательство, вряд ли располагающее в своем штате  должностью «книжный редактор», а отослать ее по адресам вышеперечисленных литературных изданий.

В таком разбросанном, небрежном и разрозненном виде, в каком представлена сегодня электронная рукопись книги, она требует срочной и большой доработки. Не мне напоминать автору о высокой ответственности, которую несет каждый писатель за свое написанное и тем более  изданное слово.

 

Напомню. К памяти народного писателя Беларуси Василя Владимировича Быкова, награжденного:

Литературной премией БССР имени Якуба Коласа (за повесть «Третья ракета»; 1964),

Государственной премией СССР (за повести «Дожить до рассвета» и «Обелиск»; 1974), 

Государственной премией БССР имени Якуба Коласа (за повести «Волчья стая», «Его батальон»; 1978),

званием Герой Социалистического Труда (1984),

Ленинской премией (за повесть «Знак беды»; 1986), 

и другими государственными званиями и наградами, надо подходить сверхпрофессионально, с огромным пониманием того вклада, который сделан им  в отечественную и мировую литературу. Имя белорусского художника слова давно вошло в золотой фонд национальной культуры.

 

Повторюсь, слишком несоразмерна нравственная и духовная величина такого писателя, как Василь Быков, с черновой версией рабочего варианта книги, которую автор преждевременно вынес на суд читателей.

Великое имя должно не только вдохновлять новых авторов-биографов, которые берут на себя смелость запечатлеть для истории, для потомков жизненный путь Василя Быкова, его духовные метания, сердечную боль, философию войны и страдания человека, его страстные поиски ответов на вечные вопросы бытия, преломленные в правдивых художественных текстах,  но и приучать авторов документальных мемуаров и к ним приравненным текстам, к внутренней и жесткой самодисциплине.

Чего, к сожалению, нельзя отметить в рукописи В.Журавлева. Повторюсь, не найдена точная и верная форма содержания. Такой же, на мой взгляд, и стиль повествования: излишне панибратский, порой развязный, поверхностный, не соответствующий ни заданной теме, ни имени писателя. Все-таки дистанцию надо соблюдать.

Не знаю, проходила ли рукопись читку родственниками и теми многочисленными современниками, которые работали, жили, сотрудничали и как-то многопланово пересекались с судьбой писателя В.Быкова.

Существует давняя практика – практика рецензирования рукописей учеными-филологами, а также  согласование всех деталей и нюансов будущей книги с заинтересованными сторонами, как, например,  близкими людьми и родственниками  писателя. Иначе из-за чужого легкомыслия могут возникнуть непростые ситуации.

В цитировании воспоминаний тоже важен тщательный отбор: что важно, а что не заслуживает внимания.

Книга может получить некий оттенок ненужной желтизны, неправдоподобности  и даже скандальности, что совершенно не вписывается  в формат  и рамки столь значимой фигуры, какой является в нашей литературе В. Быков.

Оставляю эти вопросы открытыми для автора  в надежде получить на них ответы. 

 

Взяла на себя труд – скопировала и выделила из текста некоторые фамилии людей, известных не только у нас  в Гродно,  в республике, но и за ее пределами  – это журналисты, ученые, писатели, художники, партийные и советские деятели,  учителя, работники культуры, театра, и те, кто частным порядком касается судьбы писателя В.Быкова.

Получился внушительный, но не полный список:

Владимир Короткевич,  Петр Лисицын, Юрка Голуб, Евгений Кухта, Анатолий Мацаков, Мария Шевчёнок, Иосиф Попко, Лариса Гениюш, Алексей Петкевич, профессор Анатолий Мойсеёнок, Елена Береснева,  Александр Богуш, Евдокия Лось, Людмила Цыхун, сыновья писателя Василий и Сергей Быковыв, вдова Ирина Суворова,  Надежда Соколова, Мила Цабо, Лариса Киркевич, Выдерко, Алла Петрушкевич, Ольга Ипатова, Алексей Карпюк, Дагнута  Бичель, Вл. Шурпа, Вл. Васько, Апанас Цыхун, Михаил Дубровский, Кирюхин, Евстигнеев,  Лидия Яловчик, Сергей Габрусевич, Константин Станкевич, Марк Виленский, Алексей Демидович, Юрий Гуменюк, Владимир Орлов,   Оля Полякова, Алла Гордеева, …. и целый сонм других фамилий, которые представлены автором.

 

В.Журавлеву лучше знать собственную статистику. Если он не поленился и подсчитал количество поэтов всех времен и народов – более 850! — то в своем архиве у него, конечно, сохранились все имена людей, кто делится воспоминаниями, таким образом соприкоснувшись  с творческой и жизненной биографией В.Быкова. В конце книги их обязательно надо выделить отдельным списком, как и другие источники, на которые ссылается автор.

 

Взвесила на весах критики: отрицательного в книге намного больше, чем положительного. И еще. Многие авторы излишне увлекаются собственной персоной, часто неуместной, тащат в текст случайные и ненужные лирические отступления. Не обошел этот недуг и В.Журавлева.

Но для такой подчистки и подрезки и существуют редакторские ножницы. Глаз редактора не замылен, рука быстро избавит содержание от лишних эмоций, многословности и повторов. Автор в таких случаях должен быть благодарен работе редактора, если, конечно, рукопись дойдет до редакторского стола. Здесь существует много подводных камней — как говорится, отдельная тема для будущего разговора.

 

…Прошлое совсем недалеко. Оно рядом с нами: гродненские улицы, старинные памятники, брусчатка тихого центра, мосты, камни, стены домов, брамы, стекла окон, старые деревья, воды Нёмана и даже небо над нашей головой хранят голос,  помнят шаги Василя Быкова.

Писатель навсегда остался в нашем городе. Он с нами, честный солдат и честный писатель. Его повести, порой суровые и пронзительные, многому учат. Его герои немногословны, сдержанны,  мужественны, несмотря ни на что они делают свое суровое  дело, выживают или гибнут, предают или остаются верны себе. Быков умеет ставить своих героев перед выбором, таким мучительным, проверяя человека на прочность и крепость духа.

Надеюсь,  пока будет жить интерес к честной книге о войне, в библиотеки будут приходить новые и новые поколения читателей.

 

От всех нас зависит, как мы будем относиться к наследию белорусского писателя, нашего современника, фронтовика,  чудом уцелевшего в той страшной войне, человека слова и дела.

Даже книга воспоминаний, затеянная гродненским журналистом В.Журавлевым, должна быть на отменной высоте качества. Слишком велика ответственность.

Сложно жить и работать в тени великих имен. Много спросится.

 

Тень Василя Быкова так или иначе падает на книгу. И на всех нас.

 

Самое читаемое

Разное