Вторник, 12 ноября
  • Погода в Гродно
  • 8
  • EUR2,2602
  • USD2,0495
  • RUB (100)3,2073
TOP

«Самое страшное — когда не понимают родные». О чем молчат больные раком

фото: www.gazeta.ru

Онкологический диспансер спрятан в глубине территории областной больницы. Будто скрывает своих посетителей, которые из всех пациентов, наверное, меньше всего хотят говорить о своем заболевании. О чем молчат эти люди?

Скрытые от других

Длинные очереди в регистратуру и возле кабинетов. В основном люди старшего возраста. На молодую девушку в этом помещении смотрят с удивлением: мол, а у нее-то что? Неожиданной бурной струей разбивает тишину группка студентов-медиков. У кабинета маммографии очереди почти нет. Рядом сидит пожилая женщина и тихо постанывает, опираясь головой на руку. Неподалеку стоят на рентген мужчины. Две женщины среднего возраста начинают перекусывать, не выходя из диспансера. Видимо, уже сдали анализы и проголодались.

— Вам по времени? — спрашивает медработник, выглядывая из кабинета.

— Нет, — отвечает женщина лет пятидесяти.

— А вы тоже сюда? — Но больше в очереди никого нет. — Тогда проходите. Вам повезло.

Кроме тишины в этих стерильных коридорах чувствуются ожидание и надежда.

«Почему именно с нами это произошло?!»

— Почему именно с нами это произошло?! Когда дети выросли, внуки появились, когда, казалось, только бы жить и радоваться, так трудно смириться с тем, что постигло. Как будто с неба упала страшная бомба! — говорит, не сдерживая слез, Анна*, яркая, привлекательная женщина.

Анна переживает по-особенному. Болеет не она, а ее муж Петр*, но большинство тревог перепадает именно ей. Все началось больше года назад с боли в ухе. Она периодически давала о себе знать, особенно после выпитого алкоголя. В итоге Петр стал отказываться даже от небольшой порции на праздники.

Однажды муж из-за боли не спал всю ночь. Врачи решили, что это воспаление, и посоветовали прогревание. Но боль только усилилась. Начались обследования. Только через месяц удалось найти опухоль, незаметно спрятавшуюся в почке, а также опасно воспаленные лимфоузлы. Врачи говорили, что обычно метастазы образуют очаг, а тут опухоль ловко затаилась. Почку удалили. Лимфоузлы тоже. И поставили четвертую степень рака. Понадобилось еще много поездок по врачам и несколько операций, чтобы обнаружить и удалить оставшиеся раковые клетки.

Операции и диагноз стали для супругов шоком. Откуда появилась болезнь? В образе жизни или окружающей среде не было особо вредных факторов. Их семье многие могли позавидовать: хорошо воспитанные дети, достаток в доме, роскошные подарки, нежное отношение друг к другу, как и в первые дни влюбленности…

Не рассказала даже друзьям

Сейчас, несмотря на полученную инвалидность, Петр чувствует себя хорошо, продолжает работать. Вот только это такая болезнь, которая напоминает о себе всю жизнь.

— Ложусь спать, просыпаюсь и все время боюсь, что появятся новые симптомы. Но верю, что мы это все одолеем! — убеждает себя Анна.
Она обращается за помощью к народным докторам, изучает, как правильно питаться.

— Я за ним как за ребенком слежу, — смахивая слезы, говорит Анна. — Он очень похудел — с 120 до 95 килограммов. Но я каждый вечер беру свежее козье молоко, слежу, чтобы он кашу с сухофруктами ел.

Правда, даже самым близким друзьям Анна не смогла сказать, почему муж часто ездит по больницам.

— Я замкнулась, ни с кем не разговаривала, не брала трубку. У меня такая обида была, оттого что друзья не додумались навестить Петю в больнице или ко мне в гости заехать. А самое страшное, что я все время плакала, — вспоминает она.
Женщина благодарна врачам и при этом считает, что больше всех ей помогла Ирина, онкопациент с большим стажем. Советуется с ней по вопросам питания, образа жизни. А нашла ее через интервью в газете.

«Если бы я знала…»

— Сегодня намного больше информации, чем раньше. Скольких последствий могла бы избежать, знай то, что доступно сейчас! — говорит Ирина, инженер-химик из Сморгони.
Ирина заболела раком в 28 лет. Онкодиагноз поставили и ее сыну. Тогда она училась преодолевать все сама. Муж не выдержал испытаний и оставил семью в сложной ситуации.

— Самое трудное — когда не понимают даже родные, перешептываются за спиной, смотрят с опаской, а разговаривают с тобой слишком сочувственно или, наоборот, как будто ничего не происходит, — считает собеседница. — Хочется спрятаться от коллег и знакомых. Тогда лучше всего тебя могут понять такие же пациенты, как ты сам.

Сейчас Ирина помогает другим онкобольным. Участвует в создании групп взаимопомощи для женщин, больных раком, организовывает семинары по наблюдению за женским здоровьем, профилактике рака молочной железы. Занятия ведут онкологи, психологи, психиатры.

Онкопациенты помогают друг другу

— Когда выписываешься после лечения, наступает эйфория. А на следующий день неизбежно кольнет: у кого искать помощи? В больнице на вопросы отвечал врач. А дома очень быстро возникает ощущение одиночества, — говорит Ирина Жихар из Минска, директор СЦУ «Центр поддержки онкопациентов “Во имя жизни”».
Ей поставили онкологический диагноз двадцать лет назад. Женщина прошла долгий путь выздоровления. Теперь Ирина помогает создавать группы взаимопомощи в разных городах Беларуси. Считает, что очень многое зависит от самого пациента:

— Есть те, кто и с первой степенью рака сдается и начинает быстро угасать, а есть люди с четвертой, которые борются и живут с болезнью намного дольше, чем предписывает статистика.

Ирина уверена, что выздоровление зависит от питания, активного стиля жизни и общения. Вместе с другими онкопациентами заказывают особый зеленый чай из Китая, ходят в театры, на выставки, созваниваются просто поболтать и надеются, что преодолеют нелегкие испытания, которые им выпали.

* Имена изменены

Кстати

В Гродно создана группа поддержки онкопациентов, встречаются по вторникам раз в две недели в центре соцобслуживания населения (улица Социалистическая, 37). Присоединиться к ней может каждый онкобольной. Следующая встреча пройдет 1 июля. Контактный телефон +375-29-786-11-82 (Инна).

 


В тему

Четыре вопроса онкологу

Врач-онколог неформально ответил на вопросы, которые задают себе каждый онкобольной и его родные.

1 Обязан ли врач сообщать пациенту об онкологическом диагнозе?

Врачи не всегда сообщают пациентам, что им поставили онкологический диагноз. Выбор зависит от психологического состояния больного. Врач следит, чтобы не ухудшить таким известием самочувствие человека. При этом по требованию пациент может узнать свой диагноз. Между тем врачи без письменного согласия больного не имеют права рассказывать подробности состояния онкопациента даже его родственникам.

2 Получают ли онкобольные помощь от психологов?

Если врач считает нужным, судя по психологичскому состоянию больного, то направляет его к психологу или психотерапевту. С родственниками такая работа как обязательная не ведется. Но больные и их родственники могут сами обратиться за психологической поддержкой.

3 Почему онкобольные, выписанные домой, должны вне стационара терпеть боль и умирать в мучениях?

Когда пациент испытывает боль, он всегда может обратиться к врачу-анестезиологу в диспансере или в других лечебных учреждениях. Специалист подбирает программу обезболивания. Все обезболивающие лекарства для онкопациентов приобретаются за счет государства.

4 Больных раком становится больше?

В 2013 году в Гродненской области было зарегистрировано почти 4,5 тысячи онкопациентов, в Беларуси — более 40 тысяч. Это количество немного увеличивается из года в год, в том числе из-за того, что пожилых людей в Беларуси становится больше. Этой болезни подвержены в большей степени люди в возрасте.

А как в Европе

На эти же вопросы ответила гродненка, которая теперь живет в Германии и у которой в семье были больные раком.

В Германии онкобольному сообщают диагноз, даже если шансов практически нет. Делается это для того, чтобы пациент представил картину и не занимался самолечением, не рисовал себе воздушных замков.

Психотерапевты сразу же, в обязательном для врача и в добровольном для больного порядке, работают как с пациентом, так и с его близкими, семьями, причем бесплатно. Они вместе выстраивают линию поведения и определяют, как будут жить с этим, что делать после. Например, если не работает жена больного, выстраивается программа, как поддержать мужа, как найти работу, где получить необходимое образование, субсидии и так далее.

Что касается обезболивания или химии, в Германии очень важно поддержать прежний уровень жизни или максимально долго продлить стабильное состояние, если шансов нет. Обезболивание по показаниям врача может получить любой, но есть нюансы со страховкой.

 

Самое читаемое

Разное