Пятница, 13 декабря
  • Погода в Гродно
  • 2
  • EUR2,347
  • USD2,1008
  • RUB (100)3,3592
TOP

Молодые дизайнеры из Гродно создали проекты Святска и пивзавода

Гродненцы Алексей и Екатерина Савицкие — дизайнеры в столичном агентстве, окончили архитектурный факультет БНТУ. В интервью для нового проекта «Вечёрки» Карьера они рассказали, как разбивают стереотипы, спасают белорусские семьи от разводов и хотят жить в доме посреди лавандового поля.

 

Проект «Карьера»

Как добиться успеха, имея диплом белорусского вуза? Что нужно для поступления на работу и продвижения на службе? Какова цена больших должностей, богатых хобби, признания? О личном опыте успешных людей, которые учились в Беларуси, читайте в новом проекте «Вечёрки» — «Карьера».

Что, по вашему мнению, происходит сейчас с архитектурным образованием в Беларуси?

Алексей: Очень жалко, что в белорусских вузах не развит курс реставрации. Чтобы получить эти знания, нужно уезжать за границу. Посмотрим на Гродно: здесь столько памятников архитектуры, которые можно грамотно реставрировать. Но этим попросту некому заняться. Есть старое поколение белорусских реставраторов, но нет никого, кто идет ему на смену.

 

Ваше отношение к изменению фасадов многих исторических зданий в Гродно?

Алексей: Наш город старинный, исторические памятники в нем нужно сохранять. Мы думаем, что реставрация в Гродно проводится ужасным образом. У нас много хороших историков. Мне кажется, что при реставрации лучше доверять им, а не обычным архитекторам, занимающимся проектами промышленных зданий. У нас же историческое здание либо сносится и из газосиликата строится новое, аналогичное, либо сбивают штукатурку и, не проводя никаких исследований, вставляют новые окна и двери, не учитывая кровлю. Идет утрата всех деталей, и здание приобретает лощеный вид.

Екатерина: Это все-таки наша история, в этих зданиях заложен, как мне кажется, шарм города. Тем более в наше время это все можно сохранить.

 

Какие проекты для Гродно вы делали?

Алексей: Больше выполняли частные проекты интерьеров квартир, магазинов.

Екатерина: Еще дипломные проекты, которые были нашей идеей, мечтой. Я занималась пивоваренным заводом, а у Леши был дворцово-парковый ансамбль «Святск».

Алексей: Этими проектами мы просто болели. Приходили на пивоваренный завод, стучались в двери и просили сторожа впустить нас на территорию хотя бы на несколько минут, чтобы осмотреть здание, сделать замеры. Обращались к гродненским историкам, чтобы нам показали старинные карты, чертежи. Работали с эксклюзивной информацией. Материала было мало, приходилось искать все самим.

 

Какими у вас получились Святск и пивзавод?

Екатерина: Во время работы над проектом пивоваренного завода выяснилось, что по свидетельствам из архива рода Сапегов, уже в XVI веке. «дворец над Неманом» считался главной доминантой это района. Поэтому передо мной стояла четкая задача: выявить и максимально восстановить облик главного корпуса на различные периоды (дворец с четырьмя башнями по плану 1635 года; Т-образный дворец с четырехскатной кровлей согласно Дрезденскому плану 1753 года. и корпус пивоваренного завода Кунца с 1877 года), придав комплексу новую жизнь. В целом проект реставрации предполагал полное раскрытие штукатурного слоя фасадов (кроме декоративных элементов) по аналогам броваров и винокуренных заводов на территории Беларуси этого же периода.

В главном корпусе запланировано создание современного музейно-выставочного пространства с упором на историю становления завода. К примеру, в процессе работы с материалами мне даже удалось найти этикетки  пивных бутылок при втором и третьем его владельцах — Марголисе и Горацие Геллере. В подвале предполагалась мини-пивоварня с баром. Остальной объем отводился под многофункциональный комплекс: небольшая концертная площадка, медиатека, скалодром, хостел, офисные помещения. В проекте также предлагается решить проблему парковок, расположив подземную парковку на прилегающей территории. Все пространство «над» — прогулочный парк с активными зонами (рампы для скейтбордистов, велодорожки).

 

Алексей: А у меня в первую очередь речь шла о воссоздании облика Святск в то время, когда дворец достиг своего расцвета, то есть был полностью сформирован внешний облик здания. Что касается интерьеров, то здесь, руководствуясь оригинальными снимками польских исследователей, возможно воссоздание аутентичных декоров, мебели, иллюзионистической живописи и т.д. Помимо реставрации одной из главных поставленных задач было приспособление дворца под современный культурно-оздоровительный центр.

 

Как начинался творческий путь?

Алексей: У меня все началось с художественной школы в Гродно. Потом поступил в первый лицей, в художественный класс, ну а позже встал вопрос, куда дальше. Подумал, где смогу лучше реализовать себя, и решил поступать на архитектурный факультет БНТУ. Мне всегда хотелось учиться в хорошем вузе, который дает самые высокие знания.

Екатерина: А я училась в лингвистическо-математическом классе. С детства любила рисовать, но профессионально нигде этому не училась. В последний год в школе решила: не стоит упускать возможность заниматься тем, что мне приносит удовольствие. Родители отнеслись к моему выбору неоднозначно. Папа крутил у виска и говорил, что на архитектурный мне не поступить. Но репетиторство и мой усиленный труд помогли оказаться в том месте, где хотелось быть.

 

Какой он — ваш заказчик?

Екатерина: Наш заказчик — человек, который не готов полностью доверять дизайнеру. Нам не хватает духа Европы. Ведь там заказчик приходит к дизайнеру и говорит: «Я ничего делать не буду, занимайся всем самостоятельно, это твоя работа». А наши люди все-таки еще с опаской относятся к дизайнерам.

 

У вам чаще обращаются мужчины или женщины?

Алексей: Чаще всего к нам приходят… жены.

Екатерина: Получается так: если заказчик мужчина, то свою жену он не подпускает к проекту, а если заказчик женщина — то муж просто не хочет в этом участвовать.

Алексей: Был клиент, который утверждал все сам, даже шторы, что вообще нетипично для мужчины.

Екатерина: А некоторые вообще говорят, что дизайнеры спасли их семью. Ведь если бы не обратились к профессионалам, точно бы развелись.

 

Что для вас важнее в осуществлении проекта — собственная позиция или мнение заказчика?

Екатерина: Наша работа — это компромисс между дизайнером и заказчиком. Но нужно отстаивать свое мнение и доказывать.

Алексей: В одиночку дизайнер не сумеет сделать хороший проект. Хороший проект — это правильно понятая мысль, четко сформулированные цели и глубокое взаимодействие.

 

Как к вам приходят творческие идеи?

Алексей: Да вот посмотрим друг на друга, и приходят. (Смеется.)

Екатерина: Мы путешествуем, смотрим фильмы, слушаем музыку. Идеи идут отовсюду. Даже негатив может подстегнуть к чему-то.

 

Вы работаете вместе, не отражается ли это на семейной жизни?

Екатерина: Говорят, что супруги не должны работать вместе. Для нас это утверждение навсегда останется стереотипом. Мы, наоборот, помогаем друг другу. Из-за проектов мы никогда не ругаемся.

 

Если бы вы проектировали дом или квартиру для себя, то какой бы она была?

Екатерина: Наверное, это один из самых для нас важных вопросов, и мы не раз его себе задавали. Даже пытались спроектировать дом своей мечты. Самое важное для нас требование — функционал (удобство) любого из пространств дома, это должна быть «фабрика для жизни». А эстетика начинает рождаться уже в процессе формирования удобного пространства.

Для себя мы выделяем стилистику промархитектуры конца XIX — начала XX века. Зачастую характерные черты этого стиля используем в наших интерьерах. Поэтому и наш дом в первую очередь будет эргономичным и функциональным, в традиционном исполнении и с традиционными материалами — кирпичная кладка, штукатурка, дерево, стекло. И стоять он будет где-нибудь в лавандовом поле.

 

Читайте также:

Сделайте чашку, которой мне не хватает

Самое читаемое

Разное