Среда, 12 августа
  • Погода в Гродно
  • 13
  • EUR2,8863
  • USD2,4571
  • RUB (100)3,3582
TOP

Виктор Шалкевич: «У меня в этой жизни есть, к сожалению, всё!»

Известный бард и актер о новом романе, футуристическом кошмаре, сантиментах и десяти тысячах китайцев.

Известный гродненский бард, актер, поэт, писатель, шоумен и аукционист — всё это Виктор Шалкевич. Человек неуемной энергии и таланта, он 9 февраля отметил свое 55-летие. Сегодня Шалкевич живет на два города: Гродно он любит, а в Минске плодотворно работает.  

В своей книге «Requiem па непатрэбных рэчах» вы описываете 22 вещи, которые не нужны, но выбросить их жалко. Пополнился ли список за три года после выхода книги?

— Это привычка всех творческих людей — собирать вещи-воспоминания. Но коробка не пополнилась: я сейчас храню только то, что мне нужно. Честно говоря, с возрастом, когда берешь в руки фотографию родителей, отцовский ремень (один из предметов, описанных в книге. — Прим. автора), книгу, сразу ощущаешь, как в тебя какое-то шило входит сверху и пронзает до самых пяток. Это так, сентиментализм, который свойственен людям после пятидесяти, — раньше я об этом не задумывался.      

Вас совсем мало в Гродно. В последних постановках театра кукол не задействованы, концертов тоже почти не даете. С чем это связано?

— Вы же сами видите, какой у нас замечательный город, в нем можно только спокойно сидеть на пенсии. Все что можно было сделать в Гродно для себя, уже давно сделал. В основном я в Минске, потому что там город больше. Там число образованных людей на один квадратный километр все-таки выше. Это не в обиду никому. Сейчас я работаю в Национальном академическом театре имени Янки Купалы. Однажды сижу в гримерке на четвертом этаже перед спектаклем, открыл окно, смотрю вниз на памятник с гусем и думаю: вот я уже и в Купаловском театре. А дальше что? (улыбается)

Если у вас много работы в Минске, почему до сих пор живете в Гродно?

— Я просто очень люблю этот город, с ним у меня связаны самые прекрасные воспоминания. Здесь служил в польской армии мой отец, на улице Песочной жили мои родственники. Понимаете, кто-то должен остаться в Гродно. У меня такая вещь произошла — я нашел своих родственников, потомков семьи Кривцов или Кшивцов. Они живут под Варшавой. У нас произошла очень теплая встреча. Моя кузина Марыся целовала хлеб, который я привез, мы нашли основателя рода Кривцов, он похоронен на кладбище в Порозово. Я всегда повторяю то, что написал в своей книге: без людей этот город стал бы обыкновенной кучей камней.

Если бы главный режиссер театра кукол Олег Жюгжда предложил сыграть в спектакле «Фауст. Сны», вы бы согласились?

— Олег предложил мне написать музыку к «Бибигону» (детский спектакль, премьера назначена на март. — Прим. «ВГ»), я ее написал. Могу спеть вам. (осматривается) Нет гитары!

В вашей копилке уже есть сборник стихов и песен, две книги в прозе. Возможно, сейчас работаете над новым произведением?

— Это «Маланабздзейкаўскія гістарычныя хронікі». Я выдумал мифическую деревню Малыя Набздзейкі. Это будет роман, действие в котором начинаются 22 апреля 2070 года с огромного несчастья… Такой футуристический кошмар. Надо же, чтобы в городе Скотобригоньевске встретились все члены семьи Карамазовых. (смеется) Я же начинал как молодой писатель в конце 80-х, даже премию получил за лучший литературный дебют. Потом начал писать песни, играть в театре. Теперь опять решил вернуться к прозе. Это будет моя главная книга!

Когда ждать роман?

— Не знаю, как напишу. Почти всю книгу «Мястечка Г. i ваколiцы» я написал за две недели в доме писателей Прибалтики в шведской провинции на острове Готланд. Две недели покоя мне подарил мой приятель, бывший шведский посол. Там такая атмосфера вдохновляющая. Вот все говорят: провинция! А в этой провинции бывает с гастролями «Метрополитен-опера» из Нью-Йорка. Это как в наш Волковыск приезжает похалтурить балет Большого театра с «Дон-Кихотом».  

Какую роль с удовольствием сыграли бы в театре кукол или в Купаловском?

— Мне кажется, я уже наигрался в этой жизни. В театре немного получаю, и мужчине-актеру приносить домой эти деньги, — просто все тараканы умрут со смеху, если они еще там есть. Мужчина должен зарабатывать, а не прийти домой со словами: «Ах, как я устал!» Кому вы рассказываете? Знаю я это все, никто там не перерабатывает.

Вы ведете аукционы уже около 25 лет. Что интереснее всего продавать? Какая самая необычная покупка ушла из-под вашего молотка?

— Недвижимость, права аренды, права отчуждения. Мне интересно этим заниматься. Однажды пришел на аукцион мой приятель, бывший актер, и говорит: «Витя, а зачем тебе в театре играть? У тебя каждый день такой спектакль!» Самых необычных покупок было две — сарай, который принадлежал Министерству культуры, и нулевой цикл свинарника.

Говорят, что скоро в Порозово, местечке, откуда вы родом, начнется новая жизнь. Там построят объездную дорогу. Как считаете, может начаться?

— Тогда в Порозово надо завезти и поселить 10 тысяч китайцев. К сожалению, все в жизни делается совершенно поздно. Когда там была масса народа, люди жили и не собирались оттуда выезжать, — ничего не происходило. Сейчас же, когда осталось пару человек, начали спешно возводить заборы, делать объездную дорогу. А для кого? Абсолютно нет смысла! Но это еще не страшно. Однажды мы приехали в маленькую деревушку около Подороска. Была ранняя весна, начался страшный дождь, и где-то в полдесятого утра, в ливень, из домов начали выходить бабушки и дедушки. Они были без зонтов, одетые в серые куртки. Такие черные тени, которые шли под дождем. Оказывается, все они направлялись к автолавке.  

В ноябре вы собрали друзей-художников и организовали выставку к 480-летию со дня рождения Стефана Батория в арт-галерее «Крыга». На мой взгляд, получилось здорово. Есть ли интересные задумки на этот год?

 — Я себе построил дом за городом. Это место с хорошими акустическими возможностями. Есть идея фикс… (смеется) сделать там концертную площадку для камерного оркестра, купить электронное фортепиано и организовать фестиваль классической музыки. Очень хочу это сделать ко дню рождения Стефана Батория, 27 сентября.

Вы известны не только в нашей стране, но и за ее пределами. Когда путешествуете с гастролями, предъявляете райдер, список требований артиста?

— Нет, конечно. У меня нет ни менеджера, ни арт-директора. Есть друзья, которые говорят: «Давай сделаем концерт. Что ты хочешь?» Отвечаю: «Два входа для гитары, один — для голоса». Артисты, у которых есть райдер, хотят возвеличить себя в глазах публики. Во мне нет этого звездизма. Я совершенно простой, искренний человек.

Знаем, что ваша дочь Марта коллекционирует ангелов. После каждой поездки вы пополняете ее собрание. Какой ангел самый необычный?

 — Не только я привожу дочке ангелов, но уже и мои знакомые. Один мой приятель, Феликс (его дед был другом моих родственников из рода Кривцов), приезжает ко мне, и ставит на стол ангела и говорит: «Я вычитал, что твоя дочь ангелов собирает. Этого я украл в ресторане». Необычный ангел, да? (улыбается)

Как будете отмечать день рождения в этом году?

 — Соберу самых близких друзей, и пойдем в ресторан. Самое интересное, что все друзья приобретаются в юности. Они как капитал: лежит в банке, а проценты всё растут и растут. Тех людей, которые сейчас у меня есть, я нашел в молодости, когда мы все были красивыми и подающими надежды. Всегда собираемся вместе на важные даты. Мы не ссоримся — нам нечего делить. Пусть у каждого есть какие-то недостатки. Это не важно, главное, что мы любим друг друга! Друзья — это величина постоянная.

Для вас богатый человек — это кто?

— Смотря, что мы вкладываем в понятие «богатство». Не знаю… у меня в этой жизни есть, к сожалению, все! Я собрал огромную коллекцию любимых книг, виниловых пластинок, дисков. Мне многого не надо, как двухлетнему ребенку, которому для счастья достаточно одной куклы, и он будет с ней возиться. Я не знаю, чего я еще хочу. (задумался) А, да — самовыражаться!

Впереди еще роман, фестиваль…

 — Я еще написал оперу, которая называется «Галилейская история». Это волнующий рассказ о том, как в одном очень бедном израильском колхозе родился Спаситель мира и что из этого получилось. (улыбается) Три волхва ездят вокруг этого государства и никак не могут туда попасть. Когда выходит пограничник и говорит: «Кто вы такие? (Виктор запел) Едете откуда? Привиты ли у вас от бешенства верблюды?» — «Нет». — «Заплатите штраф в тот вагончик». — «Так, а где талончик?» В опере покаявшийся Ирод вместе со всеми идет поклониться Спасителю, но поздно. Зная, что с ним может произойти, Спаситель с родителями уже уехал на осле в Египет. Это настоящая опера с хорами, с соло, с партиями. (кивает в подтверждение своих слов) Правда, ее еще нужно аранжировать, записать голоса и так далее. Думаю, время у меня еще есть. (улыбается)

 

Справка «ВГ»

Виктор Шалкевич родился 9 февраля 1959 года в городском поселке Порозово Свислочского района. В 1980 году окончил Белорусский театрально-художественный институт. Сейчас служит в Национальном академическом театре им. Янки Купалы и Гродненском областном театре кукол, ведет аукционы. Со школьной скамьи пишет песни на белорусском языке, выпустил семь альбомов. В 2009 году представил публике первый сборник стихов «Блюз Весна», затем написал еще две книги.  Лауреат республиканских и международных конкурсов авторской песни, в том числе «Басовішча-92», «Восень бардаў — 93» (Польша). Выступает с концертами в Беларуси, России, Польше, Литве, Франции, Германии, Чехии.

 

Читайте также:

Известный российский балетмейстер о гастролях в Гродно, тяжелых балеринах и белорусской колбасе

Дачка і ўдава Чэслава Немэна ўпершыню прыехалі на радзіму вядомага спявака

Самое читаемое

Разное