Суббота, 25 января
  • Погода в Гродно
  • 2
  • EUR2,3339
  • USD2,113
  • RUB (100)3,4178
TOP

Ветеран Иван Бохан: «Воевать не страшно. Страшно по сожженной деревне идти»

Бывший партизан рассказал о войне как она есть.

Иван Павлович был еще школьником, когда началась война. Сегодня он рассказывает нынешним мальчишкам и девчонкам, почему нельзя забывать о тех днях. 8 мая, накануне самого главного в своей жизни праздника, ветеран пришел в гродненскую гимназию №10, которая для него стала особенной. Здесь есть музей о войне, и Иван Павлович – один из его создателей.

История в этих стенах не кажется сухой и далекой. Наверное потому, что пропущена через свою жизнь и боль. Воспоминания ветерана записала корреспондент «ВГ».

 

Виселица вместо футбольных ворот

Говоря о начале войны, Иван Павлович сравнивает людей с муравьями в разрушенном  муравейнике – настолько все были взволнованы и не понимали, что делать.

— Я жил тогда в Минской области, Копыльский район. Деревня в четырех километрах от райцентра. Наши войска отступали, и колонны отступающих шли через деревню – уставшие, голодные солдаты и командиры… 

Через два дня в деревне остановилась колонна немецких машин. Немцы ходили по улицам, смеялись.  А потом поставили в Копыле на площади два столба высотой в 3 метра с перекладиной сверху.

— Мы, мальчишки, подумали, что это для футбольных ворот, – вспоминает ветеран. Оказалось, ошиблись.  

На площадь согнали  людей, которые жили в райцентре. Окружили их, оцепили с собаками и с автоматами. Подъехала бортовая машина, в которой лежало пятеро человек, встала под перекладину. Привязали веревки с петлями. Немецкий офицер вышел из кабины и поднял руку – людям повесили петли на шеи. Опустил руку – машина тронулась. На площади начали кричать и плакать – немцы дали по толпе несколько очередей…

 

Расстреляли всю семью

В музее есть землянка – небольшая комнатка без окон, где восстановлен быт партизан. Портрет Сталина, буржуйка, старенькая гармошка, рация… Такая землянка, рассказывает Иван Павлович, была у командира отряда.  Рядовые партизаны жили попроще. А в отряде нашего героя и вовсе под открытым небом:

 — Спали на снегу, подстилали ветки.  Тяжело было весной и осенью, когда в лесу мокро и дождь. Это было самое трудное время.

 

Так выглядела землянка партизанского командира

 

Дело в том, что над лесом часто летали немецкие самолеты и если видели партизанский лагерь – назавтра бомбили.  Когда пролетал самолет-разведчик, отряд поднимался и переходил в другое место, поэтому большого смысла каждый раз рыть новые землянки не было. Если и удавалось в них пожить, то недолго.

Иван Павлович ушел в партизаны в начале войны, а в 16 лет уже сам выполнял боевые задания. 

— Немцы внезапно нагрянули в деревню, расстреляли четыре партизанские семьи. В том числе и моих родителей. Сестру, 10 лет, и брата, 5 лет.

 

Ели траву и листья

Очень тихо, с долгими паузами рассказывает ветеран о детском лагере смерти. Видно, что эти события, даже не будучи личными воспоминаниями, приносят ему особую боль.

— Был  один лагерь в деревне Скобровка под Минском – в нем держали детей от 8 до 14 лет. Немцы у них брали кровь для своих раненых. Там они обескровили 1500 детей, которые умерли. Всего лагерей смерти было больше двухсот в нашей маленькой Беларуси.

 

Макет одного из немецких лагерей смерти в Беларуси в музее гимназии №10

 

Макет концлагеря для музея Иван Павлович клеил сам. Осторожно берет картонный барак и показывает – вот нары в четыре уровня, там спали узники один к одному.  Кто мог убежать – забирали на ночь одежду, кто не слушался – вешали. Каждое утро вывозили десятки умерших от голода. В лагере не было ни зеленой травинки, ни листочка: все, что появлялось, съедали…  

Школьники – кто опустив глаза, а кто внимательно всматриваясь в лица изможденных людей на фото – слушают в полной тишине.

 

В  школьном дворе убивали евреев

«Это большое счастье, что вы можете учиться», – прерывает рассказ о войне ветеран, и слова в контексте его истории не звучат банальностью. Его собственная школа, где занятия с началом войны прекратились, осталась в памяти Ивана Павловича навсегда связанной с жуткими реалиями фашистского ада. Именно в это здание в Копыле в декабре 1941 года привели почти всех местных евреев, объявив им, что будут куда-то перевозить. С собой разрешили взять 10 килограммов вещей, и люди брали самое лучшее. Конечно же, никуда не поехали: немцы забрали все вещи, сорвали часы и украшения, плоскогубцами вырвали золотые зубы, у женщин обрезали длинные волосы. Голых вывели на мороз и расстреляли.

 

Школьники слушают ветерана. На встрече 8 мая в гимназии № 10

 

Иван Павлович говорит, что ушел в партизаны, потому что хотел прекратить все эти нечеловеческие издевательства. Совсем еще мальчишкой не раз подрывал рельсы и машины, разоружал немецкий караул, даже довелось один на один принять бой с вражеским офицером.

— Не боялся ли воевать? Нет, мне не было страшно. Вот когда проходил через сожженную вместе с людьми деревню – тогда было страшно, да.

 

Справка «ВГ»

Музейная комната «Беларусь Непокоренная» создана в гродненской гимназии № 10 в 2008 году. Вместе с Иваном Павловичем Боханом у ее истоков стоял еще один ветеран – Евгений Николаевич Далидович. Музей представляет собой три зала  экспозиций, посвященных истории Великой Отечественной войны на Гродненщине и в Беларуси. Особая гордость – землянка партизанского командира, Один из главных экспонатов для нее — ключ Морзе, с помощью которого передают сообщения, – подарен Иваном Павловичем: он был в отряде связным.

 

Иван Павлович с ключом Морзе в школьном музее

 

Читайте также:

День Победы: ветераны и мы (фото)

День Победы в Гродно 33 года назад: фоторепортаж из архива

Самое читаемое

Разное