Воскресенье, 5 июля
  • Погода в Гродно
  • 24
  • EUR2,7311
  • USD2,4214
  • RUB (100)3,4359
TOP

Отец Юлии Кубаревой: Общий наркоз — это было принципиальное решение дочери

Смерть 25-летней гродненки Юлии Кубаревой, которая умерла после пластической операции в Минске, стала самым обсуждаемым событием прошлой недели. Накануне свадьбы девушка решила исправить форму носа в частном медцентре столицы, но впала в кому. А спустя месяц умерла, так и не придя в сознание.

В конце лета Юля должна была выйти замуж. Вместе с женихом Вадимом подали заявление в загс, заказали ресторан. Свадебное платье Юля купить не успела. Белоснежный наряд пришлось выбирать без примерки уже родителям. Девушку похоронили 25 апреля. Но родные до сих пор не знают, что стало причиной смерти их единственной дочери и, самое главное, кто виноват в случившемся.

 

Куда приводят мечты?

По словам отца, Юля об этой операции мечтала десять лет. Дело в том, что в детстве ей сломали нос — мальчишки случайно попали в лицо снежком. Из-за этого были трудности с дыханием. В 15-летнем возрасте девушке сделали операцию, избавив от медицинской проблемы. Но на носу появилась выраженная горбинка, а рядом — впадинка. С тех пор Юля мечтала о том, чтобы избавиться от нажитого недостатка. В школьном возрасте родители еще считали это подростковым комплексом, сделали все возможное, чтобы дочь избавилась от него. Но со временем поняли, что это был не девичий каприз, а стремление к совершенству.

Отец с теплотой вспоминает о дочери:

— Она дизайнер. А это и увлечение, и работа, и образ жизни. На этом была построена вся ее жизнь. Она хотела все делать красиво. Такие же требования предъявляла и к собственной внешности. Ведь форму носа можно исправить. Потом некогда будет. Свадьба, дети. Она хотела, чтобы все было идеально. Никто даже не мог предположить, что это закончится так трагически.

Юля очень любила делать подарки — друзьям, родственникам, крестникам. Всегда покупала заранее, могла даже за полгода или за три месяца. А вдруг потом не будет случая или времени? Даже если это был цветок, то преподносила его оригинально. Когда маме в начале января  исполнилось 50 лет, Юля поехала на автобусе в Друскининкай, чтобы купить 50 роз. «Почему? Да это даже не обсуждалось. Потому что там букет красивее, — поясняет позицию дочки Юрий Егорович. — Мы потом тоже хотели купить знакомой большой букет роз. Обошли весь город, но ничего похожего не нашли».

 

 

Опасная пластика

Операция по исправлению формы носа в частном медицинском центре «Экомедсервис» стала частью предсвадебных приготовлений. Планировалось, что в течение месяца заживут синяки и сойдут отеки. 

По словам Юрия Кубарева, это оказалась одна из немногих частных клиник, в которых ринопластику делали под общим наркозом. Общий наркоз — это было принципиальное решение дочери. Ведь в первый раз ей операцию делали под местной анестезией. Процедура оказалась очень болезненной. Еще раз испытать жуткие ощущения девушке не хотелось. Выбор пал именно на частный медцентр еще и потому, что в государственной больнице очередь. Пришлось бы ждать год, а Юле хотелось успеть все до свадьбы.

Неладное родители заподозрили, как только дочку привезли из операционного зала в палату. Им показалось, что Юля без сознания, но им сообщили, что она еще спит.

— Врачи уверяли, что пациентка проснется через 10 минут. Затем — что через 15 минут, потом снова через 10. И так в течение 2 часов, — вспоминает Юрий Кубарев. — Потом сказали, что она впала в сон. Порекомендовали не будить ее, пояснили: иначе она всю ночь будет мучиться от боли.

Родители заметили, что дочка очень странно спала, задыхалась. Но их успокоили: «Плохо дышит, потому что у нее заложен нос».

— Медики говорили, что операция прошла нормально, — отметил отец. — О том, что во время операции сломался аппарат искусственной вентиляции легких (ИВЛ), мы узнали лишь через неделю.

В реанимацию 4-й городской больницы Минска Юлию доставили примерно через 6–7 часов после окончания операции. Тут врачи не стали обнадеживать родственников. Конечно, родители до последнего дня верили, что дочь придет в сознание. Чуда не случилось: проведя месяц в коме, Юля умерла. А родные до сих пор гадают, были ли бы шансы на спасение, если бы врачи вызвали реанимацию во время операции.

 

Кто виноват, решит следствие

Сегодня Юрий Кубарев обвиняет всех четырех медиков «Экомедсервиса», которые оперировали Юлю:

— Может быть, они все делали правильно. Но произошел сбой, аппарат ИВЛ сломался, и нужно было реагировать. Я вначале думал, что только анестезиолог виноват. Но теперь виню всех. Они боялись ответственности и не оказали помощь.

Пока Юля была в коме, в «Экомедсервисе» проводилось внутреннее расследование, результаты которого шокировали: оказалось, что давший сбой аппарат ИВЛ обязаны проверять каждые полгода, но в последний раз это делали в 2010 году.

В конце прошлой недели было возбуждено уголовное дело. Уже готово предварительное заключение экспертов о причинах смерти. Правда, пока оно не разглашается. Сегодня в справке о смерти, выданной родителям Юли, написано: «Диагноз не установлен».

 

Читайте также:

Следствие установило предварительную причину смерти гродненки, умершей во время пластической операции

По факту смерти гродненки после пластической операции возбудили уголовное дело: задержаны две медсестры и анестезиолог

23-летняя гродненка умерла после пластической операции в минском медцентре

Самое читаемое

Разное