Воскресенье, 15 декабря
  • Погода в Гродно
  • 3
  • EUR2,347
  • USD2,1008
  • RUB (100)3,3592
TOP

Наш космический земляк. Скульптор Иван Миско о себе и своих «звездных» моделях

Далеко не каждому звонят из космоса, чтобы поздравить с днем рождения. Ивану Миско позвонили.  И не случайно: приоритетом в творчестве известного скульптора, уроженца Слонима, был и остается космос.

 

— Мне на мобильный с орбиты действительно звонил Олег Новицкий (белорусский космонавт — Прим. авт.). Четырежды! Последний раз на день рождения, 22 февраля. Когда пролетал над Беларусью, говорит, было облачно, но видел свет в моем окне. (Смеется.) Когда он первый раз мне позвонил, я даже растерялся. Кто бы мог подумать, что такое сегодня возможно, — рассказывает Иван Миско.

 

О мастерской

— Моя мастерская находится на месте бывшей конюшни в центре Минска. Все свои произведения в ней я отдал государству. Решил оставить для народа. Теперь это музей-мастерская Ивана Миско. Вожу сюда экскурсии. Конечно, мог бы продать часть работ в разные страны. Ведь я лепил всех космонавтов, которые летали по программе «Интеркосмос», а это Польша, Чехословакия, Румыния, Япония, Китай, Франция, Англия… Ко Дню космонавтики планируется открытие моей выставки в Национальном художественном музее в Минске. Приходите.
 

 

О космонавтах

— После того как я сделал бюст Климука, который установлен в Бресте, стал частым гостем в Звездном городке. Со многими космонавтами знаком лично. Лепил их до полета. Они, конечно, все разные. Но есть то, что их объединяет: гагаринская доброта, улыбка. Многие суеверны. Новицкий, например, не дал автографа до полета, обещал после.
Когда космонавты возвращаются на Землю, они немного «распухают» с лица. Ведь на орбите идет прилив жидкости к голове и плечам. Расширяются сосуды: они становятся в шесть раз больше земной нормы. Еще рассказывали мне, что когда после полета делаешь первый шаг, кажется, будто ноги ушли по колено в землю.
 

 

О Павле Глобе

— Лепил Павла Глобу. Часто с ним встречался. Какой он? Невысокого роста. Черные глаза навыкат. Неразговорчивый. Смотрит тебе в глаза и пожирает. От предсказаний его отказался. Тяжелый человек. Такое ощущение, будто острый предмет пилит твои мозги. К тому же считаю, что в предсказания верят слабые люди, те, кто поддается внушению. А я боюсь диктата.

 

О «позерах»

— Обычно моделей для скульптуры выбираю сам. Нужно, чтобы человек тебе нравился. Важно найти контакт. Вот, помню, лепил одного суворовца. Его прислали ко мне как лучшего студента Суворовского училища. Он приходил ко мне, стоял по стойке смирно и уходил. Мы не разговаривали. Однажды он ушел, а я взял да и выбросил его скульптурный портрет в яму. У модели должен быть образ, типаж. Кто-то хорош, возможно, для фотографии. Но не все годятся для скульптурного портрета.

За моделью нужно много наблюдать. Когда лепил Климука, где только с ним не был. Даже  оказались вместе в бане. Когда сидели в парилке, я наблюдал, как капля четко обрисовывает профиль: нос, губы…
Люблю работать с натуры, не с фотографии. Хотя и с фотографии часто приходилось. Вот сейчас леплю, например, Терешкову.

 

О сожалениях

— Семь лет назад я уничтожил очень большой свой архив. Когда ложился на операцию в Боровлянах, думал не выживу. Накануне приехал в мастерскую и что-то выбросил, что-то сжег. Теперь очень жалею. Я же не знал, что останусь жив.

 

О своей семье

— Есть дочь Инна, юрист. Жену зовут Ирина. Помню, как в конце 1950-х иду из ГУМа в Художественный музей. А навстречу мне, переходя проспект, спешит дама. На середине проспекта я поворачиваюсь и вижу со спины ее ноги. Я обалдел. Пошел за ней в ГУМ, пристал с глупостями. Мы встречались и через пару месяцев поженились.
 

 

О малой родине

— Я родился на хуторе в пяти километрах от Слонима в сторону Гродно. Вокруг лес, железная дорога, речка… Помню дома большую русскую печь. Когда мне было лет 6–7, любил рисовать на ней углями. Поэтому пошел после школы учиться живописи. Была у меня младшая сестра Люба. А она на этой печи книги читала. И говорила всегда: «Я уроки учу». Дом до сих пор стоит, в нем уже живут другие люди.

 

Справка «ВГ»

Иван Акимович Миско — белорусский скульптор, народный художник Беларуси. Лауреат Государственной премии СССР за монумент в честь матери-патриотки в Жодино, созданный в содружестве со скульпторами Николаем Рыженковым, Андреем Заспицким и архитектором Олегом Трофимчуком.

Идея монумента основана на реальной трагической истории: Анастасия Фоминична Куприянова провожает на войну пятерых сыновей. Никто из них после войны домой не вернулся, все погибли. Автор памятников первым белорусским космонавтам Петру Климуку в Бресте и Владимиру Ковалёнку в Крупках. Родом из деревни Чемеры Слонимского района Гродненской области. Почетный гражданин Слонима.

 

Читайте также:

Гродненский ксендз изгоняет нечистую силу

Гродненец открыл частный выставочный зал

Предприниматель ради книги продал квартиру

Самое читаемое