Вторник, 25 февраля
  • Погода в Гродно
  • 6
  • EUR2,4065
  • USD2,2246
  • RUB (100)3,4189
TOP

Быт наступил на творчество

Гродненские художники могут покинуть башни.Башни «Кася» и «Бася» на улице Свердлова стали визитной карточкой гродненских художников. Вот уже почти 30 лет там находятся творческие студии. Однако сегодня художники могут покинуть свой «дом»: содержать мастерскую становится не по карману.

Это мой рай…
…и мое заточение. Так говорит о башнях художница Валентина Шоба. Попадая в эти стены, не чувствуешь границ времени, ведь вдохновение по расписанию не приходит… Приносит его атмосфера башен.
«Здесь, в окрестностях, я написал три работы: «Поздняя осень», «Аллея моих дочушек» и «К скульптору в гости». Последняя, кстати, находится в гродненском краеведческом музее», — рассказывает художник, председатель Гродненской областной организации «Белорусский союз художников» Николай Бондарчук. Пока мы беседовали, Николаю Трофимовичу пришла в голову идея перенести на холст мокрые заснеженные камни около «Каси»: в рабочем материале скульптора Владимира Пантелеева художник видит мифических существ.

Быков в гостях
Художники вместе отмечают праздники, собираются после открытия выставок, любят зайти друг к другу в гости на чашку кофе. Во всех мастерских, где мы побывали, есть маленький уголок для отдыха. Причем у каждой студии характер своего владельца. Но есть и единство — в творческом хаосе ощущаешь незримый порядок.
Известным людям и зарубежным коллегам тоже нравится приезжать в гродненские башни. «На заднем дворике есть живописное местечко, мы его обустроили: поставили столик и лавочки. Летом гостей приглашаем туда», — рассказывает Владимир Пантелеев. По словам скульптора, народный писатель Василий Быков тоже бывал в башнях.
За своим «домом» художники ухаживают сами, нанять рабочих им не по карману. «На счету союза художников денег нет, поэтому мы сами убираем дворик: собираем снег, листья. Я проверяю, как работает теплоузел, снимаю с него показания», — объясняет Николай Бондарчук. А вот Сергей Гриневич может ориентироваться во времени без часов: «Юра Яковенко — человек очень организованный, по нему можно сверять время. Каждый день он проходит мимо башен 4 раза в одно и то же время: 8 утра, полдень, 12.30 и 6 вечера. Зимой Юру легко заметить: он ходит в красной шапке».

Пушки вместо батарей
Сейчас художники столкнулись с проблемой содержания мастерских — платить за отопление для многих стало не по карману. По словам Алеся Ступеня, дизайнера интерьера музеев и художника, в месяц ему необходимо отдать за тепло около 600 тысяч, при этом он получает пенсию в один миллион рублей. «На данный момент у меня нет заказов, единственный источник дохода — моя пенсия. За эти деньги я не могу жить и содержать мастерскую зимой, поэтому сейчас встает вопрос: покинуть башни, перекрыть краны и использовать мастерскую как склад или впустить сюда другого художника, у которого есть деньги», — говорит дизайнер.    
Как рассказал Николай Бондарчук, в конце прошлого года облисполком по просьбе художников написал ходатайство в Совмин о том, чтобы тарифы для художников приравняли к тарифам для населения. «Пока это решение не приняли. И я думаю, что такой льготы нам не дадут. Сейчас предложили выделить на область 150–200 миллионов рублей, чтобы купить картины художников для музеев. Но пока это произойдет, наступит уже II или III квартал, а вопрос стоит остро сейчас, — говорит Николай Трофимович. — К тому же эта помощь не решает самой проблемы — а что мы будем делать в следующем году?» Получается, что деньги, которые художники могли бы потратить на творчество, они потратят на оплату коммунальных платежей. По словам собеседника, самое оптимальное решение для союза — платить за отопление по себестоимости (с таким предложением к Совмину обратились художники Минска. — Прим. «ВГ»). Сам Николай Трофимович работает также преподавателем в университете и колледже искусств, чтобы содержать свою мастерскую.
В творческой семье Владимира Пантелеева и Валентины Шобы на отсутствие заказов не жалуются. Но, по словам скульптора, почти весь доход уходит на оплату коммунальных услуг зимой. Так, только за отопление двух мастерских в месяц семья платит почти 2 500 000. Если в ближайшем будущем цена на тепло не снизится, художники отключатся от стационарного отопления и будут греться при помощи газовых пушек. «Возникла идея: если мы не сможем платить, будем согреваться таким способом. Тем более что баллона хватает на 2 недели, а стоит он 22 тысячи. За те деньги, что мы платим в месяц, я могу купить 100 таких баллонов и греться 3 года», — объясняет скульптор.  

В тему
Художники платят за отопление по коммерческим тарифам, как юридические лица и индивидуальные предприниматели. Как рассказал начальник отдела сбыта РУП «Гродноэнерго» Сергей Эльяшевич, за 1 Гкал мастера платят 481 961 рублей с НДС по курсу НБРБ 8 370. В декабре на отопление помещений союза художников ушло 15 Гкал. Сегодня по тарифам для населения + НДС платят только стационарные больницы и религиозные организации, для них 1 Гкал стоит 64 528.

Справка «ВГ»
Как рассказал историк архитектуры Игорь Трусов, водонапорные башни были построены в разное время. Первую башню, западную («Кася»), возвели в 1890 году на самой высокой точке старого города — 143 метра над уровнем моря; вторую, восточную, — в 1905. В 1939 году на башнях были установлены два крупнокалиберных пулемета. Сегодня башни являются памятниками производственной архитектуры.
Гродненская областная организация «Белорусский союз художников» получила башни от Водоканала в 1982 году. Три года в «Касе» и «Басе» шел ремонт, после чего художники официально переехали (1985). В помещениях башен расположено 11 творческих мастерских.

Почему «Кася» и «Бася»
Около 15 лет назад в мастерскую к Владимиру Пантелееву зашел мужчина, который и поведал эту историю. «Кася и Бася были сотрудницами Водоканала. В башне, где делали ремонт оборудования, трудилась Кася, а в башне, где была бухгалтерия, работала Бася. Так и повелось: когда рабочие Водоканала встречались, они спрашивали друг у друга: «Ты куда: к Касе или к Басе?» — рассказал скульптор.

Самое читаемое

Разное