Пятница, 15 ноября
  • Погода в Гродно
  • 6
  • EUR2,2618
  • USD2,0552
  • RUB (100)3,2013
TOP

В протянутую руку журналистки за час прохожие положили 10 тысяч рублей

Парень на инвалидной коляске рядом с кафедральным костелом, женщина у входа на Центральный рынок и бабушки около собора — это обитатели гродненской паперти. У каждого здешнего героя своя история.

Корреспондентка «Вечёрки» решила узнать, что толкает людей идти с протянутой рукой и проверить на себе — легко ли просить милостыню.

Как рассказал директор ГУ «Дом ночного пребывания для лиц без определенного места жительства» Вячеслав Говорик, в Гродно насчитывается не меньше десяти постоянных просителей милостыни. Одни — постояльцы гостиницы для бродяг, другие — жители улицы, третьи — хоть и имеют свой дом и небольшой доход, хотят улучшить финансовое положение.

С милостыни можно купить компьютер?   

…24-летний Валерий без ног, на инвалидной коляске приезжает к гродненскому кафедральному собору из… Барановичского района, где проживает с родителями. Молодой человек рассказывает, что в Гродно он собирает деньги на компьютер. К необходимой сумме осталось доложить полтора миллиона рублей.

Еще одну примечательную героиню, просящую милостыню, можно встретить рядом с Центральным рынком. С виду аккуратная, непьющая, но крупногабаритная  женщина. Зовут ее Лидия. Ей 50 лет. Она — постоянный посетитель дома ночного пребывания.

— Из-за веса я не могу работать, а инвалидность мне не дают. Раньше проживала в квартире с мужем у его родителей, после развода оказалась на улице, — делится собеседница.

Ее обычный дневной «урожай» — около двадцати тысяч рублей — идет на собственное пропитание и посылки двум сыновьям, которые находятся в местах заключения.

53-летняя Тамара Вячеславовна тоже ночует в социальной гостинице. Ее я встретила с коробкой в подземном переходе. Оказалось, что у собеседницы на Дальнем Востоке проживают две дочери, но к ним ей ехать стыдно. После того, как разошлась с мужем, приехала в Гродно к матери и запила, за что родственники ее выселили:

— Вот мне пожертвовали пачку печенья, сегодня вечером чай с ним попью, — рассказала Тамара Вячеславовна.

Мужская щедрость и женская подозрительность

Корреспондентка решила отправиться просить милостыню, чтобы все увидеть с обратной стороны жизни. Войти в образ попрошайки помог фотокорреспондент «Вечёрки» Евгений Ромашов, у которого за плечами опыт в художественной росписи по телу (работы в стиле body-art). Место выбрала знаменитое — паперть рядом с кафедральным собором. Туда и отправилась со звенящими бутылками в пакете и картонной коробкой для сбора денег.

…Встать рядом с женщинами с краю церковного забора со стороны кафе не удается: как только ставлю свой картонный ящик, встречаю возмущение.

— Какого… ты сюда сунешься? Я — инвалид, а ты — здоровая. Уходи отсюда! — командует 70-летняя на вид старушка с клюкой.

За меня вступается дама помоложе:

— Валя, ну пусть стоит. Женщина, вы на нее не обращайте внимание… болеет она. Идите ближе к воротам (ко входу на территорию собора

— Прим. авт.). Здесь все места общие, но лучше, чтобы разговоров не было, немного отойдите, — говорит моя «защитница».

Покорно беру свою картонку и тянусь на место, которое мне указали. Вроде неплохо — снует большое количество людей, правда, люди, проходя мимо меня, потупляют взор и смотрят под ноги. За пять минут в мою коробочку, предусмотрительно заранее заполненной мелочью, летят 150 рублей. Их мне пожертвовал молодой человек, случайно остановив на мне взгляд и начал пристально всматриваться, достав из кармана две купюры.

Осознаю, что без попыток обратить на себя внимания, можно простоять на паперти впустую. Обращаюсь к прохожим с просьбой: «Пожалуйста, помогите деньгами». Фраза действует как магическое заклинание. И на мой голос начинают идти, как правило, молодые люди. Правда, не все — милосердным оказывается примерно каждый третий-четвертый.

Вот молодой человек с девушкой, внимательно меня изучив, достает портмоне. Интеллигентного вида мужчина с рюкзаком сочувственно кладет деньги.

Не проходят мимо просьбы военный в форме и солидный мужчина в возрасте с папкой. Подбегает паренек в солнцезащитных очках, чтобы пополнить мою копилку.

А вот с женщинами как-то «не везет». На мои просьбы они либо демонстративно отворачиваются в сторону, либо советуют искать работу. Попались лишь две сердобольные девушки. Одна оказалась студенткой, другая — официально безработной с двумя детьми.

Профессиональные риски — милиция и недружелюбные подростки

В итоге за час в моей картонке собралось около 10 тысяч, в большинстве купюрами номиналом тысяча и пятьсот рублей. Мой фарт явно огорчил новых знакомых бабушек.

— Иди работай, — еле ковыляя, хочет подойти ко мне старушка по имени Валя. Но когда даю ей часть заработанного, добреет и предупреждает:

— Уходи, милицейская машина подъехала.

Мы прячемся за углом. Оказывается, мою новую знакомую зовут Валентина Георгиевна. Ей 66 лет. Попрошайничеством занимается 6 лет. По словам женщины, раньше она работала в сфере торговли и за недостачу получила тюремный срок. Когда освободилась, узнала, что потеряла жилье, умер сын. Собеседница говорит, что проживает в мусорном контейнере вблизи железнодорожного вокзала, а прибавку к пенсии получает на паперти.

— За день можно заработать от трех до десяти тысяч. Ты молодая, тебе больше будут подавать. Ты приходи к вечерней на 17.00 — заработаешь больше. Обычно жертвуют те, которые уже нас знают и ходят в храм. Места не поделены. Иногда милиция гоняет, пинок от подростков можно получить, — вводит в курс дела Валентина Георгиевна.

…К семи часам вечера паперть пустеет — Валера катит коляску, чтобы успеть на поезд, Валентина Георгиевна бредет к своему мусорному контейнеру, в дом ночного пребывания идут Лидия, чтобы приготовить что-нибудь для себя и товарищей, и Тамара Вячеславовна, которая будет пить чай.

Журналистка «Вечёрки» пошла на паперть
За час, прося милостыню, можно получить 10 тысяч рублей
Татьяна ЧЕРКЕС
Парень на инвалидной коляске рядом с кафедральным костелом, женщина у входа на Центральный рынок и бабушки около собора — это обитатели гродненской паперти. У каждого здешнего героя своя история. Корреспондентка «Вечёрки» решила узнать, что толкает людей идти с протянутой рукой и проверить на себе — легко ли просить милостыню.      
Как рассказал директор ГУ «Дом ночного пребывания для лиц без определенного места жительства» Вячеслав Говорик, в Гродно насчитывается не меньше десяти постоянных просителей милостыни. Одни — постояльцы гостиницы для бродяг, другие — жители улицы, третьи — хоть и имеют свой дом и небольшой доход, хотят улучшить финансовое положение.
С милостыни можно купить телевизор и компьютер    
…24-летний Валерий без ног, на инвалидной коляске приезжает к гродненскому кафедральному собору из… Барановичского района, где проживает с родителями. Молодой человек рассказывает, что в Гродно он собирает деньги на компьютер. К необходимой сумме осталось доложить полтора миллиона рублей.
— В день люди подают около 400 тысяч рублей, стараюсь часто не бывать, чтобы не надоедать, — говорит Валера.
Еще одну примечательную героиню, просящую милостыню, можно встретить рядом с Центральным рынком. С виду аккуратная, непьющая, но крупногабаритная  женщина. Зовут ее Лидия. Ей 50 лет. Она — постоянный посетитель дома ночного пребывания.
— Из-за веса я не могу работать, а инвалидность мне не дают. Раньше проживала в квартире с мужем у его родителей, после развода оказалась на улице, — делится собеседница.
Ее обычный дневной «урожай» — около двадцати тысяч рублей — идет на собственное пропитание и посылки двум сыновьям, которые находятся в местах заключения.
53-летняя Тамара Вячеславовна тоже ночует в социальной гостинице. Ее я встретила с коробкой в подземном переходе. Оказалось, что у собеседницы на Дальнем Востоке проживают две дочери, но к ним ей ехать стыдно. После того, как разошлась с мужем, приехала в Гродно к матери и запила, за что родственники ее выселили:
— Вот мне пожертвовали пачку печенья, сегодня вечером чай с ним попью, — рассказала Тамара Вячеславовна.
Мужская щедрость и женская подозрительность
Корреспондентка решила отправиться просить милостыню, чтобы все увидеть с обратной стороны жизни. Войти в образ попрошайки помог фотокорреспондент «Вечёрки» Евгений Ромашов, у которого за плечами опыт в художественной росписи по телу (работы в стиле body-art). Место выбрала знаменитое — паперть рядом с кафедральным собором. Туда и отправилась со звенящими бутылками в пакете и картонной коробкой для сбора денег.
…Встать рядом с женщинами с краю церковного забора со стороны кафе не удается: как только ставлю свой картонный ящик, встречаю возмущение.
— Какого… ты сюда сунешься? Я — инвалид, а ты — здоровая. Уходи отсюда! — командует 70-летняя на вид старушка с клюкой.
За меня вступается дама помоложе:
— Валя, ну пусть стоит. Женщина, вы на нее не обращайте внимание… болеет она. Идите ближе к воротам (ко входу на территорию собора — Прим. авт.). Здесь все места общие, но лучше, чтобы разговоров не было, немного отойдите, — говорит моя «защитница».
Покорно беру свою картонку и тянусь на место, которое мне указали. Вроде неплохо — снует большое количество людей, правда, люди, проходя мимо меня, потупляют взор и смотрят под ноги. За пять минут в мою коробочку, предусмотрительно заранее заполненной мелочью, летят 150 рублей. Их мне пожертвовал молодой человек, случайно остановив на мне взгляд и начал пристально всматриваться, достав из кармана две купюры.
Осознаю, что без попыток обратить на себя внимания, можно простоять на паперти впустую. Обращаюсь к прохожим с просьбой: «Пожалуйста, помогите деньгами». Фраза действует как магическое заклинание. И на мой голос начинают идти, как правило, молодые люди. Правда, не все — милосердным оказывается примерно каждый третий-четвертый.
Вот молодой человек с девушкой, внимательно меня изучив, достает портмоне. Интеллигентного вида мужчина с рюкзаком сочувственно кладет деньги. Не проходят мимо просьбы военный в форме и солидный мужчина в возрасте с папкой. Подбегает паренек в солнцезащитных очках, чтобы пополнить мою копилку.
А вот с женщинами как-то «не везет». На мои просьбы они либо демонстративно отворачиваются в сторону, либо советуют искать работу. Попались лишь две сердобольные девушки. Одна оказалась студенткой, другая — официально безработной с двумя детьми.
Профессиональные риски — милиция и недружелюбные подростки
В итоге за час в моей картонке собралось около 10 тысяч, в большинстве купюрами номиналом тысяча и пятьсот рублей. Мой фарт явно огорчил новых знакомых бабушек.
— Иди работай, — еле ковыляя, хочет подойти ко мне старушка по имени Валя. Но когда даю ей часть заработанного, добреет и предупреждает:
— Уходи, милицейская машина подъехала.
Мы прячемся за углом. Оказывается, мою новую знакомую зовут Валентина Георгиевна. Ей 66 лет. Попрошайничеством занимается 6 лет. По словам женщины, раньше она работала в сфере торговли и за недостачу получила тюремный срок. Когда освободилась, узнала, что потеряла жилье, умер сын. Собеседница говорит, что проживает в мусорном контейнере вблизи железнодорожного вокзала, а прибавку к пенсии получает на паперти.
— За день можно заработать от трех до десяти тысяч. Ты молодая, тебе больше будут подавать. Ты приходи к вечерней на 17.00 — заработаешь больше. Обычно жертвуют те, которые уже нас знают и ходят в храм. Места не поделены. Иногда милиция гоняет, пинок от подростков можно получить, — вводит в курс дела Валентина Георгиевна.
…К семи часам вечера паперть пустеет — Валера катит коляску, чтобы успеть на поезд, Валентина Георгиевна бредет к своему мусорному контейнеру, в дом ночного пребывания идут Лидия, чтобы приготовить что-нибудь для себя и товарищей, и Тамара Вячеславовна, которая будет пить чай.

Самое читаемое

Разное