Вторник, 19 ноября
  • Погода в Гродно
  • 7
  • EUR2,2629
  • USD2,0455
  • RUB (100)3,207
TOP

В армию ушел здоровым, а вернулся инвалидом

В последнее время Саша располнел и потерял интерес к жизни. Большую часть времени он спит. Слово «завтра» в ответ на любые просьбы постепенно начинает сводить родных с ума. В июле 2009 года он ушел в армию стройным, полным энергии и, главное, здоровым парнем, а через семь месяцев оказался в психиатрической больнице. Военные считают, что в болезни бойца армия не виновата.

Не солдаты, а «слоны» и «духи»
По словам матери, сразу после окончания карантина сын начал просить денег. Саша рассказал (и родные ему верят), что среди военнослужащих части №16377 62-й зенитной ракетной бригады в Вишневце существовали негласные расценки.
Чтобы перейти из «духов» в «слоны» (второе полугодие службы), нужно было заплатить
100 тысяч рублей, чтобы носить вместо сапог берцы — 50 тысяч рублей. Столько же выкладывал тот, кто хотел иметь в армии собственный мобильный телефон. Все эти деньги, а вместе с ними и небольшая зарплата молодых вояк уходили «дедушкам».
По рассказам Александра Григорчука, каждый новобранец был закреплен за определенным старослужащим. Так называли солдат, которые отслужили больше года. Когда «дедушка» просил сигарету, солдат должен был его обязательно угостить. Правда, на папиросе нужно было заранее написать, сколько его негласному начальнику осталось до приказа. Если надписи не было или цифра оказывалась неправильной, парней ждало наказание.
На втором месяце службы Сашу и еще двух парней старшие по званию солдаты поставили под холодный душ, чтобы выяснить, кто дольше выдержит. Одному новобранцу тогда стало плохо.

Из казармы в больницу
Мать вспоминает, что после этого случая сын словно пал духом, стал чего-то бояться и периодически говорил: «Меня посадят». Например, за то, что захочет дать отпор старшим по званию солдатам.
«Часто жаловался на плохое самочувствие, — вспоминает Ольга Васильевна. — Стал более замкнутым. У него не получалось выучить параграф из учебника. А однажды попросил забрать его домой».
В начале декабря Ольга Васильевна обращалась к командиру дивизиона Андрею Харламенко. Объяснила: сын очень изменился, поэтому она хочет разобраться, что творится с парнем. Через несколько недель Александра отпустили на побывку. Но за три дня родные ничего понять не успели.
Психическое расстройство обнаружилось в конце февраля. Старшая дочка навещала брата и заявила: «У нашего Сашки поехала крыша». После этого мать начала бить тревогу. В части пообещали, что снизят нагрузку на солдата и отпустят его через несколько дней домой — на выходные. Но Ольга Васильевна считала, что у Саши депрессия, и решила проконсультироваться у знакомого невролога. Та посоветовала пойти к психиатру.
26 февраля 2010 года, через семь месяцев после присяги, парня по требованию матери и медиков доставили на обследование в психиатрическое отделение УЗ «ГОКЦ «Психиатрия-наркология», а затем направили в психиатрическую больницу Минска.
Врачи поставили неутешительный диагноз, называть который мы не станем по этическим соображениям. Через два месяца парня комиссовали. После длительного лечения Александр получил вторую группу инвалидности по психиатрическому профилю.

Шансы на выздоровление ничтожно малы
Как пояснил заведующий диспансерным психиатрическим отделением УЗ «ГОКЦ «Психиатрия-наркология» Игорь Лелявко, болезнь Александра хроническая, ее течение можно описать как неблагоприятное. С учетом медицинской статистики вероятность полного выздоровления мала.
Мать бывшего солдата уверена: спровоцировали болезнь жестокие правила армейской жизни. «Ребята неоднократно говорили офицерам, что с Александром творится что-то неладное. Но почему-то Сашу не отправили на обследование к врачам ни в декабре, ни в январе», — говорит Ольга Васильевна.

Что говорят в бригаде?
В самой же бригаде, где проходил службу Александр, считают, что болезнь у рядового Григорчука имелась еще до армии. По заключению военно-врачебной комиссии, данное заболевание не связано с прохождением армейской службы. Правда, тогда возникает логичный вопрос: почему «притаившийся» недуг не обнаружили на призывном участке? Ведь все призывники проходят серьезное медицинское обследование. У матери есть на руках документы: сына признали здоровым и годным к службе в армии.
— По словам врачей, это специфическое психологическое заболевание, которое может проявиться в любой момент. Обнаружить его невозможно, — пояснил командир 62-й зенитной ракетной бригады полковник Геннадий Песляк.
В части уверяют, все факты существования «дедовщины» надуманны. «Неуставных взаимоотношений у нас не существует, — говорит Геннадий Песляк. — За прошлый год не было ни одного грубого нарушения воинской дисциплины, ни одного случая, чтобы кто-то из родителей обращался по этому поводу или кто-то высказывался о существовании негативных отношений по отношению к солдатам. Для солдат созданы все нормальные условия проживания в казармах».

Решать будет суд?
В феврале нынешнего года Гродненским межгарнизонным районным судом было отклонено заявление Александра и отказано в возбуждении уголовного дела. Ему объяснили: заболевание получено в период военной службы, но не при исполнении военных обязанностей. А значит, рассчитывать на военную пенсию и денежную компенсацию ему не придется.
У военных на руках был еще один козырь: факт существования неуставных отношений в части №16377 не был доказан. На это указывают материалы проверки, которая проводилась органами дознания военной комендатуры в конце прошлого года. Никто из опрошенных солдат, которые служили с Александром, не подтвердил его слова.
Сейчас семья Григорчук собирается доказать, что в части процветала «дедовщина», и написать заявление в военную прокуратуру. Новым поворотом в деле могут стать свидетельские показания сослуживца Александра, который в присутствии адвоката подтвердил готовность рассказать всю правду.
Мать считает: сможет доказать, что именно «дедовщина» спровоцировала болезнь. Ведь рассказать о том, что пришлось вынести ее сыну и что происходит за высоким армейским забором, считает своим материнским долгом.

Кстати
Причина возникновения хронического психического расстройства, которое обнаружили у солдата, пока науке неизвестна. По словам Игоря Лелявко, изучены нарушения обменных процессов, происходящих в головном мозге при данном заболевании, на основании чего назначается лечение. Болезнь может возникать на фоне полного здоровья. Это заболевание не является наследственным. Данное психическое расстройство обнаруживается у 1% населения планеты.
Доказано, что вероятность заболеть увеличивается, если у одного из родителей имелся данный недуг. Выявить, предрасположен человек к данному заболеванию или нет, невозможно. Одним из факторов, которые могут повлиять на развитие болезни, являются стрессовые ситуации. Однако доказательств, что именно стресс или другие субъективные или объективные факторы привели к возникновению болезни, нет.

Самое читаемое

Разное