Воскресенье, 19 мая
  • Погода в Гродно
  • 16
  • EUR2,3316
  • USD2,0854
  • RUB (100)3,2282
TOP

Политические долгожители

Из истории гродненских губернаторов (1801-1917 гг.)

Рязанский след
После Михаила Николаевича Муравьева в январе 1835 года указом императора Николая I губернатором Гродно был назначен Никифор Харлампиевич Коптев, исполнявший эту обязанность чуть более года и отсюда же перешедший на службу в Совет Министерства внутренних дел.
Более шести лет губернией управлял Григорий Гаврилович Доппельмайер – выходец из дворян Рязанской губернии. Его путь наверх, главным образом, прошел через канцелярии и министерские архивы. Так он дослужился до чина коллежского асессора и должности курляндского губернского прокурора. Как замечает историк В.Швед, Доппельмайер, являясь членом Комиссии для определения степени вины повстанцев и конфискации их имений, неоднократно удостаивался императорского «благоволения» и «удовольствия».
Будучи назначеным гродненским губернатором, Григорий Гаврилович «явил многим благие начинания». Это с его легкой руки наши соседи-литовцы сегодня имеют курорт в Друскининкае, где источник №1 с большим содержанием солей в свое время был назван «Доппельмайерским». Среди прочего, Доппельмайер содействовал изучению и сохранению костей мамонта, найденных при обвале берега реки Лососянкии, открытию при гимназии природоведческого кабинета. При нем начали выходить «Гродненские губернские ведомости». Правда, В.Швед отмечает, что Доппельмайер успешно организовывал взыскание податей, за что неоднократно получал от императора благодарность.
Сравнивая деяния очередного исторического губернатора с литературным губернатором Бородавкиным Салтыкова-Щедрина, сложно удержаться, чтобы вновь не процитировать «Историю одного города»: «Градоначальничество сие, – читаем мы у классика, – было самое продолжительное и самое блестящее. Предводительствовал в кампании против недоимщиков, причем спалил тридцать три деревни и, с помощью сих мер, взыскал недоимок два рубля с полтиною. Ввел в употребление игру ламуш и прованское масло; замостил базарную площадь и засадил березками улицу, ведущую к присутственным местам; вновь ходатайствовал о заведении …академии, но, получив отказ, построил съезжий дом…»

Золотая шпага
С декабря 1842 июля 1844 года должность губернатора исполнял Феодосий Семенович Яневич-Яневский, которого на посту сменил Федор Иванович Васьков, остававшийся гродненским губернатором следующие четыре года и позже пересевший на губернаторское кресло  в… Новгород!
Очередным политическим долгожителем стал специалист по военной топографии генерал-лейтенант  барон Христофор Христофорович фон дер Ховен, управлявший Гродненской губернией почти восемь лет. Новый губернатор был настоящим героем. В одну из последних русско-турецких войн  он вместе со своими топографами, переодетый в турка, провел несколько зимних месяцев в горах, составляя подробнейшее описание местности, чем обеспечил русской армии быструю победу. За этот подвиг фон дер Ховену была пожалована золотая шпага с надписью «За храбрость».
Будучи лютеранином, этот губернатор не меньше прежних «ревностно» отстаивал православие, а позже состоял вице-председателем комитета по строительству храма Христа Спасителя в Москве.

Тайно покинул город в повозке
«Всего» пять лет гродненским губернатором был Иван Абрамович Шпеер – еврей православного вероисповедания. О его действиях накануне восстания историк Е.Ф.Орловский в книге «Гродненская старина» писал: «…дело доходило до того, что уличные манифестанты, образовавшие значительную толпу, подходили к губернаторскому дому, пели там патриотические гимны и разражались потоком брани по адресу правительства».
В своих воспоминаниях «Город Гродно и Гродненская губерния во время последнего польского мятежа» С.Славутинский так описывал происходившие беспорядки: «…Все эти потехи варьировались в самом Гродно нередким появлением к губернаторскому дому сборищ разного люда, как водится… с женщинами и детьми впереди. Тут уж крепко шумели и буянили. Начав с патриотического гимна, тотчас переходили к ругательствам против губернатора и против всякой русской власти. И странно: хотя сборища ничуть не имели грозного вида, уже потому, что они бывали всегда немноголюдны, г. Шпеер так и не справился с ними. Говорят, он даже ни разу не вышел к буянам…» «Почтенный г.Шпеер, – писал далее С.Славутинский, – имел большие достоинства и как человек, вообще, и как педагог, в частности, но уже как губернатор, он оказался вовсе не по тогдашним трудным обстоятельствам…» Историк Ю.Иодковский отмечал, что губернатор был «человеком трусливым и слабовольным, видимо, кое-как сочувствующий польскому делу».
Вероятно, за недостаточно решительные действия он и был снят с должности и окольным путем губернатор тайно покидал Гродно в повозке земского исправника Магнуса, а его экипаж с полицейскими служащими, патриотически настроенные поляки, собравшиеся у корчмы на Погулянке, забросали песком и камнями.
Вот как это описано у С.Славутинского: «В день его выезда из Гродно (кажется, это было в июне 1861 года ), толпа певунов революционных гимнов, устроителей вздорных демонстраций (в каковой толпе, как и всегда в то время, всего более фигурировали чиновники гродненской казенной палаты) собралась в большой корчме на Погулянке, мимо которой должен был проехать бывший губернатор по пути на Вильну; тут-то наглецы эти предполагали устроить ему позорную встречу. Но мальчишеская затея не удалась: кто-то предупредил г. Шпеера – и гродненский исправник Магнус вывез его из города окольной дорогою под фартуком своей брички.
Тем временем экипаж г. Шпеера, отправленный прямо на Погулянку с одним его лакеем, был остановлен наглецами, и они разразились было свистками и ругательствами, однако скоро увидали, что намеченной ими на поругание жертвы нет налицо. А тут, когда шпееровский экипаж еще задерживался на месте, где его остановили, вдруг нагрянула рота солдат под предводительством самого дивизионного генерала Гольдгоера. Казалось бы, устроителям погулянской потехи предстояла крупная неприятность – а опять-таки дело окончилось для них благополучно: никто не был арестован, все даже очень весело разошлись… ( Говорят, что наглецы кинулись к генералу Гольдгоеру с шумными приветствиями, с криками ура! – словом, сделали ему полную овацию и даже качали его на руках)…»
История с бегством из города надолго осталась в памяти горожан. «Так покончилось правление г.Шпеера, – пишет один из современников, – покончилось нехорошо для него и еще хуже для гродненской губернии…» Добавим только, что в одном из архивов до сих пор хранится рапорт, составленный местным чиновником, о служебных злоупотреблениях этого гродненского губернатора.