Четверг, 22 октября
  • Погода в Гродно
  • 11
  • EUR3,0216
  • USD2,5466
  • RUB (100)3,3052
TOP

Перечитывая классиков…

(Продолжение, начало в № 7 от 17 февраля 2010 года)Наверное, каждый, кто хотя бы раз брал в руки книгу «История одного города» Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, надолго запомнил галерею представленных там градоначальников Бородавкиных, Фердыщенко, Угрюм-Бурчеевых и прочих.

После этого очень сложно сохранить беспристрастность, знакомясь с деяниями реальных, а не литературных российских губернаторов. Тем более что реальность эта местами до боли так сильно напоминает любимую книгу, что невольно задаешься вопросом: либо это талант великого писателя поистине безграничен, либо это  человеческие пороки и слабости носят вневременной характер, перерождаясь в нас из раза в раз.

Дворцовые постояльцы
А посему еще раз перечитаем классика.
«Много видел я на своем веку поразительных сих подвижников, много видели таковых и мои предместники… – так начинает свою книгу М. Салтыков-Щедрин. – Одни из них, подобно бурному пламени, пролетали из края в край, все очищая и обновляя; другие, напротив того, подобно ручью журчащему, орошали луга и пажити, а бурность и сокрушительность предоставляли в удел правителям канцелярии. Но все, как бурные, так и кроткие, оставили по себе благодарную память в сердцах сограждан, ибо все были градоначальники…»
Самое подробное и обширное описание российских столоначальников мы найдем в вышедшей недавно книге «Гродненские губернаторы». На нее в основном и будем ссылаться, но время от времени обращаясь и к другим источникам.
После того как князь Репнин в начале ноября 1796 года выехал из Гродно и не  вернулся, о чем мы уже писали, в жизни города многое изменилось. Присягу новому императору – Павлу, вместо Репнина в Гродно давал уже граф Безбородко. Как замечал гродненский историк Е. Орловский, «6 февраля 1797 года вышел Высочайший Указ Сената  об  устройстве вместо двух губерний… одной – Литовской. Город Гродно был низведен до степени уездного города».
На какое-то время светская жизнь замерла, и даже стало казаться, что вся блестящая история самого города уже в прошлом. Но тут, в который раз, фортуна  сменила свое настроение, и, когда возникла необходимость разделить только что созданную губернию на две, о Гродно вновь вспомнили. Как отмечает один из авторов книги «Гродненские губернаторы» историк В.Швед: «Гродно, а не Слоним стал губернским центром по экономическим соображениям, а также потому, что он «издревле город довольно знатный», тут жили великие князья литовские и польские короли, иностранные послы, находился Главный литовский трибунал, город был застроен добротными домами и зданиями, пригодными для размещения губернских учреждений».

Дело Дмитрия Родионовича
Изначально фигура губернатора воспринималась в качестве не столько административной единицы, как, скорее, некого символа новой власти.  Авторы биографического очерка насчитали целых тридцать шесть персон, которые в разное время  на протяжении существования губернии официально исполняли обязанности Гродненского губернатора, но только две из них были собственно выходцами отсюда.     
Литовско-Гродненская губерния, как она вначале именовалась, официально берет начало 1 января 1802 года. Примерно тогда же губернатором был назначен действительный статский советник Дмитрий Родионович Кошелев. Один из современников охарактеризовал его так:
«…Человек умный, скор на распоряжения, к тому же писал мастерски…» Будучи первым официальным правителем губернии, он должен был заложить основы нового порядка.  Но проходит чуть больше года, и Дмитрий Родионович указом Александра I внезапно отзывается в Санкт-Петербург «к другим делам». Изнанку стороны дела раскрывает все тот же
Е.Орловский, который, словно не хотя, сообщает, что первый гродненский губернатор «был уволен за явное пособничество контрабанде»! Более того, сотник Алексеев, обличивший его, оказался отравлен, что, впрочем, совершенно не отразилось на дальнейшей блестящей карьере Кошелева.

Господин тайный советник
Его преемником был назначен тайный советник Василий Сергеевич Ланской,  возглавлявший губернию почти десять лет. Это непосредственно под его руководством Фара Витовта превратилась в православный храм. Кстати, бывший гродненский губернатор сохранил привязанность к подобного рода занятиям и позже, будучи назначенным председателем комиссии по строительству Исаакиевского собора. В конце концов Ланской дорос до поста  управляющего Министерством внутренних дел Российской империи, хотя все те же современники о нем отзывались нелестно:  
«…Казался быть более призраком министра, чем настоящим министром».
Свои коррективы, как обычно, внесла  война. По некоторым данным, всего три месяца в 1812 году исполнял обязанности губернатора Константин Яковлевич Булгаков.
«…Живой и общительный, он …был всем доступен и со всеми вежлив», особенно с подчиненными. Его готовность помочь всякому была общеизвестна, и являлся, по словам Вяземского, средоточием, к которому стекались повсеместные просьбы.
Кроме того, в 1812 году должность гродненских губернаторов занимали еще три человека: назначенный Жозефом Бонапартом командир 4-й дивизии легкой кавалерии Александр Александрович Рожнецкий; несколько дней – бывший варшавский губернатор, командующий 18-й дивизией V корпуса Людвик Каменецкий и французский генерал граф Ан Шарль Лебрена.

Карл пришел после войны
Бремя послевоенного устройства края легло на плечи присланного сюда из Витебской губернии Карла Карловича Лешерна. Был он весьма образованным для своего времени человеком: знал немецкий и французский языки, арифметику, геометрию, артиллерию, географию и историю. Правда, как отмечает Т.Афанасьева, Лешерн не только занимался восстановлением губернии и обеспечением российской армии продовольствием, но и принимал участие в конфискации имений у лиц, воевавших на стороне Франции, а также осуществлял контроль над условиями содержания военнопленных. 

Продолжение следует.

Самое читаемое

Разное