Вторник, 12 ноября
  • Погода в Гродно
  • 8
  • EUR2,2602
  • USD2,0495
  • RUB (100)3,2073
TOP

Вместилище чужих страстей

Для обычного прохожего архив – тайна за семью печатями. Читая при случае очередную заметку на историческую тему, он и не представляет, сколько было затрачено сил и времени, чтобы вернуть эти несколько мгновений прошлого, вырвать их из забвения. И только хранители, которые оберегают, словно самое дорогое сокровище, увесистые тома архивных дел, знают цену скупой строки историка.  

Хранительница и ее сокровища
Янина Студницкая как раз и была таким Хранителем: пылким и фанатичным, а вокруг нее почти полмиллиона папок с архивными делами, главным образом из фондов бывшего управления Гродненской губернии. Но она не просто берегла эти килограммы бумаги – ведь прошлое еще можно измерить на вес, как это сделали, например, местные торговцы. Они часть документов, оставшихся без надзора, пустили на оберточную бумагу. Кулек для сдобы с фамильными вензелями и автографами венценосных особ в еврейской лавке – такая судьба ждала некоторые из документов губернаторского архива.
Студницкая, так же как Элиза Ожешко, как и ее бывший супруг – виленский архивариус Владислав Студницкий, впрочем, как и все ее поколение польских интеллигентов, была последовательным, яростным национальным патриотом и не отступала от своих идеалов ни на шаг.
Зимой 1930 года происходит неординарное событие. Советский Союз, выполняя взятые на себя международные обязательства, передает Польше в рамках ревендикции множество культурно-исторических ценностей, в том числе и архивные документы. В февральскую стужу в Гродно прибывает бесценный груз – почти двести пятьдесят ящиков архивных материалов. Уже летом того же года из Ленинграда приходит еще около сорока ящиков – всего почти тридцать тысяч дел: городские и мещанские управы, документация судебных органов самых разных инстанций, материалы статистических комитетов, землеустроительных комиссий и многое другое. Кое-что пришлось собирать по стране, снимая с чердаков, но этот труд не пропал даром. Уже к концу тридцатых годов Гродненский архив вырос почти наполовину и стал третьим в Польше.
Тем временем, как замечает историк Я.Е.Милевский, архив оставался все в том же здании в центре Городницы (правда, площадь Тизенгауза в очередной раз сменила свое название). Не хватало не только полок под новые тома документов. В первую очередь не было тех, кто бы смог их правильно рассортировать, заархивировать, расставить, с тем чтобы вдохнуть жизнь в груды мертвой бумаги. Так, в середине 1930-х годов из пятисот обращений в архив только десять были сделаны профессиональными историками, тогда как все остальные касались… имущественных вопросов! Несмотря на безмерные запасы, архив в Гродно оставался в стороне от научной жизни, но этому вскорости суждено было кардинально измениться, и решающую роль сыграла Янина Студницкая.

Гродненское историческое общество
Среди прочих причин, повлиявших на превращение архива в настоящий культурный центр Гродно, стоит особенно отметить одну. Дело в том, что в это время сгущаются тучи над головой Юзефа Иодковского – директора гродненского музея, человека, который по сути по новому переписал историю Гродно. Формально поводом для этого стали раскопки на Замковой горе, стоившие их инициатору не только карьеры, но и фактически  изгнания из города.
У Студницкой складывались непростые взаимоотношения с директором музея. Не секрет, что Иодковский достаточно ревниво относился к историческому наследию Гродно и готов был обрушиться с критикой на любого, кто, по его мнению, недостаточно щепетильно отстаивал интересы родного города. Поэтому, когда Студницкая предложила создать на базе архива Государственную историческую библиотеку города Гродно, он одним из первых высказался против. Возможно, не обошлось здесь и без личных интересов, так как в музее, имея богатейшие сборы из библиотеки Пусловских и Красинских, полученные Иодковским, в равной мере с архивом могли претендовать на организацию подобного учреждения. Сыграл свою роль и взаимный антагонизм, который уже давно проявлялся в отношении между этими двумя, без сомнения, выдающимися людьми.
То, что для одного стало моментом личной трагедии, для другого, по иронии судьбы, превратилось в расцвет карьеры! В 1935 году Студницкая организует филиал Польского исторического общества, по сути, перехватив многолетнюю инициативу у Иодковского. Уже через год она преступает к созданию исторической библиотеки, которая, по ее замыслу, должна была стать основой для  высшего учебного заведения в Гродно.

Женская сдержанность
Нельзя не отдать должное умению Студницкой продвигать свои идеи в жизнь. В отличие от Иодковского, своей принципиальностью и остротой высказываний настроившего против себя местную элиту, она действовала последовательно, с женской сдержанностью. Все ключевые позиции в новых организациях занимали ведущие фигуры городской жизни – начиная от начальника отделения дефензивы до командующего военным округом (выбор военных на роль ценителей истории так же был неслучаен, учитывая влияние армии в польском обществе в то время). Себе же Янина Студницкая отводила «скромную» роль секретаря Исторического общества и… его главного духовного вдохновителя.
Как это часто бывает, огромное количество планов привело к нехватке свободного времени, а были еще преподавательская деятельность, лекторские выступления, участие в общественно-политической  жизни, работа над исследованием по истории ВКЛ. Чтобы как-то справиться, Студницкой пришлось обратиться за помощью к матери, жившей вместе с ней. Она иногда подменяла дочь в архиве. Когда в 1938 году мать умирает, Студницкая переживает глубокую личную трагедию. А следом за ней идет новое испытание: арест в 1939 году, высылка в Сибирь, наконец, возвращение.
После войны Янина Студницкая работала в знаменитой Курницкой библиотеке. Умерла в 1972 году в одиночестве, дожив до восьмидесяти двух лет, из которых двадцать последних была прикована к постели. В одном из писем, полном печальной самоиронии, она писала: «Чужие руки одевают меня как куклу, сажают, укладывают. Но пока еще голова над этой развалиной держится».

Продолжение следует.

Самое читаемое

Разное