Четверг, 22 октября
  • Погода в Гродно
  • 10
  • EUR3,0216
  • USD2,5466
  • RUB (100)3,3052
TOP

Тайна солнечных часов Тизенгауза

Сколько уличных хронометров в Гродно можно насчитать в начале XXI века? Достаточно ли их для нашего быстро растущего города?

Очень интересной и актуальной оказалась идея, поданная одним из читателей «Вечернего Гродно» и поддержанная творческим коллективом газеты в статье «Солнечные часы, или Что нужно сделать в Гродно в 2009 году» (« ВГ» №52 от 24.12.2008 г.).
Самые старые, действующие с конца XVII века часы находятся на одной из башен по-иезуитского костела Святого Франциска Ксаверия на площади Советской, а самые «молодые» – вторые городские башенные часы – установлены в октябре 2008 года на пересечении улиц Горького и Островского.
На рубеже XX–XXI веков в Гродно появилось несколько уличных электронных хронометров: на Доме связи по улице К.Маркса, на здании железнодорожного вокзала и т.д.
Солнечные часы – достопримечательность Гомеля, согласна. Но на вопрос читателя «Зачем нам повторяться?» отвечу: никто и не повторяется: у нас они были еще в середине XVIII века! Лишь немногие сегодня знают, что помимо уникальных звучащих часов Фарного костела в Гродно вместе с Антонием Тизенгаузом появились так называемые солнечные часы. Здесь следует уточнить, что в XVIII веке солнечные часы и гномоны, скорее всего, считались забавой, так как с изобретенными к тому времени точными пружинными и маятниковыми часами они не могли больше конкурировать.
Там, где ныне покоится прах освободителей Гродно и горит Вечный огонь, в XVIII веке (1760–1770) по проекту итальянского архитектора Дж. Сакко был построен дворец для надворного подскарбия А.Тизенгауза. Дворец в Городнице стал символом этого необыкновенно деятельного человека.
Известный гродненский историк и краевед Юзеф Йодковский в июльском номере газеты «Glosy znad Niemna» за 1917 год сообщал о том, что старинные солнечные часы подскарбия находились перед дворцом, посреди площадки двора, и видел он их там не так давно. Серьезный исследователь старины не мог позволить себе фантазировать (многие горожане их очень хорошо помнили), как не выдумал и поле цветущих в ноябре маков у городского театра (ныне театр кукол) на ныне несуществующей Маковой улице. Отсутствие упоминания об этих часах в инвентарных описях дворца и на планах площади XVIII и XIX веков не может служить доказательством их небытия… На фотографии, сделанной до 1915 года, можно увидеть перед центральным входом на территорию дворца красивую кованую ограду с двумя барочными столбами, на вершинах которых укреплены фонари. Плющ мощными побегами обвивает их с внутренней стороны двора. Далее видна большая клумба, границы которой отмечены небольшими белыми столбиками. За ней, по обеим сторонам от входной двери, красуются два обелиска, доходящих по высоте до уровня второго этажа. Плохое качество фотографии не позволяет точно определить, что находится на их вершинах. Возможно, это гномоны – вертикальные обелиски со шкалой, нанесенной на земле или плитах у их основания. Гномоны были первыми солнечными часами еще с библейских времен (Исайя, 38) и служили людям до раннего средневековья. Конец тени указывал время суток. Возникла даже целая наука – гномоника – искусство строить кривую на циферблате солнечных часов, которая бы указывала «средний» полдень в любое время года. В основном ими пользовался простой люд на площадях и рынках. Можно предположить, что два обелиска перед фасадом дворца выполняли в XVIII веке роль гномонов, указывая своими тенями на наступление полдня (12 часов дня).
Поскольку до нас не дошло изображение этого устройства, трудно определить, было ли оно горизонтальным или вертикальным, утренним или вечерним. Так или иначе, но пунктуальный и деятельный немец, который спал не более трех часов в сутки, на протяжении 15 лет (с 1765 по 1780) по ним сверял время создания «Цветущей Швейцарии» в Гродно. Эти часы каждый год  напоминали ему о быстротечности жизни и торопили его многое успеть свершить…
После трагического отстранения от дел и ухода Тизенгауза из города часы отмеряли время его врагам: Ржевусскому, Бекю и Валентию Соболевскому. По ним ориентировались все гродненские губернаторы начиная с 1802 года. Солнечные часы служили городу 150 лет (1765–1915), пережили все три раздела Речи Посполитой. В августе 1915 года во время Первой мировой войны дворец сгорел, а вместе с ним и часы.
Я прекрасно понимаю, что возродить прежний облик площади невозможно и нереально. Никто не станет заново отстраивать дворец в Городнице, здание манежа, дом де Вириона или восстанавливать Королевский проезд.
Хочется верить, что мы можем хотя бы частично воздать должное своему историческому прошлому, и многое на пути к этому уже делается. Солнечные часы, или гномон, на площади Тизенгауза станут тогда памятью о делах нашего времени.

Самое читаемое