Понедельник, 18 ноября
  • Погода в Гродно
  • 9
  • EUR2,2613
  • USD2,0458
  • RUB (100)3,2083
TOP
Антоний Тизенгауз и Жан-Эмануэль Жилибер. Картина Владимира Качана

Граф Антоний Тизенгауз

и гродненские королевские мануфактурыОтправляясь разгадывать загадки, оставленные в наследство нашему городу графом Антонием Тизенгаузам, приготовьтесь к неожиданностям.

О некоторых из них, например, где искать Городницу – исторический пригород Гродно с таким названием, мы уже рассказывали. Теперь самое время вспомнить о том, что, собственно, и составляло славу всех начинаний нашего великого соотечественника – гродненских королевских мануфактурах.
Добавим разве, что заголовок взят нами из книги И. Гибянского: написанная им в начале прошлого века кандидатская работа произвела на современников такое впечатление, что тремя годами позже была издана отдельной книгой. Правда, сам автор, скончавшийся в возрасте двадцати семи  лет от саркомы, ее уже не увидел. Так что сегодняшняя наша статья  это и дань памяти историку.  

«Желаем, чтобы польза… была как можно больше»
Об экономической составляющей реформ Тизенгауза написано достаточно много. В Гродно есть целый музей, где вам подробно расскажут почти о каждой из существовавших мануфактур… Но, в который раз обращаясь к прошлому этого квартала, удивляешься грандиозности замыслов отцов-основателей. Это была попытка совершенно в духе эпохи – одним махом разрубить гордиев узел проблем, связавших по рукам и ногам Речь Посполитую.
Внешнеторговый баланс Речи Посполитой катастрофически ухудшался – из-за границы в страну ввозили в разы больше, чем экспортировали. Причем покупали всё – от сукна до булавок. С целью противостоять оттоку капиталов правительство несколько раз принимало закон против роскоши – не помогло. Тут и родилась идея, которую сегодня можно пересказать словами известной рекламы: «Купляй беларускае!»
К строительству фабрик в Гродно Тизенгауз приступает уже в конце 1760-х годов. Среди первых в городе появились «золотая», шелковая, суконная, камлотная, чулочная, полотняная фабрики и красильня. Позже к ним добавились льняная, кружевная, шляпная, каретная, карточная мастерские, фабрика булавок и иголок, оружейная – Bixmachernia, производство по выпуску напильников, стальных орудий, изделий из  меди, белильня воска, кожевенный завод. Правда, только фабрика карт и оружейный завод находились в городе. Первоначально располагались в бывших конюшнях конной гвардии Августа III, для рабочих же  построили небольшие деревянные домики. Остальные предприятия были на Городнице. Вскоре из-за нехватки места Тизенгауз решает построить на Ласосне новый город с исключительно каменными постройками. В 1777 году сюда перенесены восковая фабрика, белильня полотна, кожевенный завод и шляпная мануфактура. Через два года были готовы помещения под суконную фабрику, золотую, шелковую, полотняную и кухню.
Подскарбий при этом формально оставался только «полномочным администратором», собственником же предприятий являлся… король Станислав Август! Освобождая мануфактуры от уплаты томоженных пошлин, король заметил: «Предприняв устройство некоторых мануфактур в Великом княжестве Литовском и затратив на это значительные средства Наши, мы желали бы, чтобы польза их для народного блага была как можно больше…»

Вавилонское столпотворение
В Литве не было хорошего пива – не беда! Тизенгауз выписал из Чехии пивоваров и солодовников, построил заводы, доставил всю нужную посуду и дал своих крестьян для обучения. Те, научившись, разошлись по всей Литве и показали другим, как вырабатывать здоровое, вкусное и питательное пиво.
Для золотой фабрики Тизенгауз, согласно одному из источников, пригласил «какого-то обанкротившегося ювелира, несмотря на то что работа последнего не имела ничего общего с производством данной фабрики». Мастерами были немцы – Мейер, Неудорф и Шмидт из Данцига (Гданьска), Волсин из Гамбурга и золотошвейка-саксонка Хейслер. После этого приступили к устройству шелковой мануфактуры.
В шелковой Бернулли насчитал шестьдесят два станка, расположенных в двух залах. Почти на половине из них производили так называемые «польские» пояса, стоившие 30–40 золотых. Но, отмечает И. Гибянский, были и пояса, цена на которые доходила и до пятисот злотых! Кроме того, здесь же выпускали шелковые материи и бархат на жилеты и жупаны. Вначале во главе этого предприятия стоял рисовальщик, чье имя до нас не дошло. Уже в 1771 году его сменил способный и знающий «артист» из Лиона Ян Людвик (в другом источнике – Люис) Инард, который, однако, предпочитал сидеть в Варшаве и составлять различные проекты улучшения фабрики, чем скучать в Гродно. Позже его сменил Винцент де Пиней, у которого современники отмечали «недюжий ум и прилежание», доработавший до самого упадка «империи Тизенгауза». Под его  руковоством трудилось два мастера из Лиона – Селиманд и Декуар и двое флорентийцев – Паолетте и Корселини.
Мощности суконной мастерской под началом директора Сланна доходили до сорока станков. Здесь управлялись немецкие мастера, вот только сукно для ливрей не совсем отвечало европейским образцам, а потому его покупателем был королевский двор! На полотняной фабрике ткач из Новгородского воеводства, швейцарка и красильщик из Вормса производили холст для скатертей, муслины  и различные сорта батиста. Кареты выпускали два парижанина – Роберт и Галлиос, Балгоге – столяр из Голландии и Салветти и Цалефи из Лукки. Кареты делали по образцу выписанных из Англии экипажей, и они, судя по всему, получались гораздо лучше сукна – цена на них достигала четырех с половиной тысяч злотых!
Чулочная француза Дэя специализировалась главным образом на шелковых чулках; кружевная мануфактура де Фолвилле из Брюсселя производила очень дорогие кружева, даже из серебра и золота…
На мануфактурах А. Тизенгауза было задействовано от сорока до семидесяти иностранных мастеров почти со всей Европы – настоящее вавилонское столпотворение. Подскарбий и король прилагали нешуточные усилия, чтобы завлечь их сюда. Генеральный директор королевских мануфактур Иоахим (по другим источникам – Якуб) Бэкю  объездил в поисках «фабрикантов» Германию, Италию и Францию. В последней он даже умудрился попасть в Бастилию, из которой его выпустили только после вмешательства Станислава Августа…

Самое читаемое

Разное