Понедельник, 18 ноября
  • Погода в Гродно
  • 9
  • EUR2,2613
  • USD2,0458
  • RUB (100)3,2083
TOP

Знакомьтесь, Городница

Цена расцвета и больших эмоций(Продолжение, начало в №45, 5 ноября)

Еще до ухода Мёзера Антоний Тизенгауз, не терпящий возражений от «какого-то архитектора», в 1772 году сделал неудачную попытку пригласить из Рима Винцента Чаффи (Ciaffi), но тот, сориентировавшись, вынужден был расторгнуть контракт. Кроме того, в работах на Городнице участвовали монах-архитектор из Супрасльского монастыря, строители Збышиньский и Чаплевский. Судя по переписке Тизенгауза с королем, граф и сам занимался архитектурой.

Когда же приехал Сакко?
Все это привело к тому, что Тизенгауз вынужден был прибегнуть к услугам архитектора из Вероны Юзефа (Джузеппе) Сакко, который до этого находился в Варшаве, где сотрудничал с известным архитектором Якубом Фонтаной. Согласно историку Станиславу Косцялковскому, веронца посоветовал близкий друг Тизенгауза, будущий епископ Михал Понятовский. Екатерина Квитницкая считала, что на Городнице Сакко появился в 1774 году, когда большая часть строительных работ была уже начата, а в некоторых случаях подходила к концу. Станислав Косцялковский отмечает, что тридцатишестилетний архитектор прибыл в Гродно еще в 1771 году. Первоначально он был принят на должность архитектора при Скарбовой комиссии ВкЛ с оплатой в 600 злотых и следил за работой ремесленников на фабрике рядом с замком и на ремонте Фарного костела («Фары Витовта»).
Сотрудничество Антония Тизенгауза с Сакко проходило в несколько иной манере, чем с прежними архитекторами. Сакко был из довольно знатной семьи в Вероне, блестящий офицер-кавалерист, изучал фортификацию и архитектуру в университете, на равных общался с заказчиками-магнатами вроде Хрептовичей, Волловичей. Его дворянство было подтверждено в 1775 году. Джузеппе Сакко входил в «малый круг» короля, был членом гродненской масонской ложи, куда входили и король, и Тизенгауз. Диктовать что-то этому модному архитектору Тизенгауз уже не мог. К тому же Джузеппе Сакко имел репутацию бретёра, и Антоний Тизенгауз, сам забияка и дуэлянт в молодости, уже не мог «вытирать о него ноги», как он себе позволял в отношении Мёзера, Жилибера, Маркевича и других создателей славы Городницы.
Сакко привнес новую, авторскую архитектуру как на Городнице (например, здание Медицинской школы), так и в окрестностях Гродно – дворец в Понемуни. Сакко становится «Baudirektorem» экономии. Ему даны самые широкие полномочия. «Для установления единообразия, – отмечал в своих «Воспоминаниях» ксендз Богуш, – даже самое маленькое хозйственное строение не могло быть поставлено иначе, как только по модели, выданной этим архитектором».
Городница расцветала на деньги, выкачанные из королевских экономий Великого княжества Литовского. Правдой, однако, является и то, что во время, когда строилась Городница, в Гродно, разоренном Северной войной и упадком традиционной экономики, стояло около двухсот брошенных и разрушенных домов…

День грядущий
До 1793 года застройка площади еще не была закончена.
Собственно, разрушаться комплекс Городницы начал еще при жизни своего создателя. В первую очередь это касалось производственных построек – мануфактур на речке Городничанке, так как для приведения в действие механизмов в реке не хватало воды. Мануфактуры перемещали на Лососянку в районе Фолюша. Активно Городница перестраивалась под военные нужды в первой трети XIX века.
В 1873 году здание-близнец напротив теперешнего архива было превращено в безликую резиденцию губернской казенной палаты (прежний вид оно приобрело только в 1989 году). В центре барочной площади было возведено строение Александро-Невской церкви.
В 1908 году тогда еще совсем молодой Юзеф Иодковский на страницах виленских газет обратил внимание на катастрофические темпы уничтожения Городницы. В 1915 году в груду развалин превратился дворец Тизенгауза, составлявший важнейший компонент планировочного ансамбля площади.
В конце 1950-х из 85 построек на всей Городнице Е.Квитницкая застала только… 20!     

Ящик Пандоры
«Ящик Пандоры» раскупорили в 1966 году, когда к бывшему двухэтажному дому вице-губернатора (так называемому дворцу Максимовича), было пристроено девятиэтажное здание облисполкома. Даже на страницах центральных изданий, таких как газета «Правда», нашлось место негодованию  читателей, напоминавших: «Зачем к старинному дому в два этажа пристраивать девятиэтажную коробку из стекла и бетона?» Но почин сделан, и в середине 1970-х пришло время и площади Тизенгауза. Еще на памяти одного из авторов, в 1974 году, во дворе главного корпуса института стояла кузница времен Тизенгауза, куда студенты бегали курить после запрета курения в коридорах вуза новым ректором Бадаковым. (Потешно было: идешь по коридору и куришь, а навстречу ректор идет и курит.)
Всего в 1974–1976 годах разработано несколько эскизных предложений по «реконструкции» площади. Все их достаточно подробно анализирует в книге «Градостроительная культура Гродно» Ю. Кишек. Согласно первому варианту, сносилось два из трех основных элементов бывшей Дворцовой площади, в том числе и здание сегодняшнего архива. Отвечая на запрос служащих архива, обеспокоенных судьбой строения, Е. Квитницкая писала: «В Гродно сохранилось некоторое количество сооружений, являющихся результатом строительной деятельности литовского подскарбия Антония Тизенгауза… Здания составляли связанные между собой ансамбли. Главным парадным ансамблем являлась одна из площадей Городницы… в состав которой входит флигель вице-администратора. Имеет художественную ценность, будучи характерным для позднего барокко сооружением».
Правда, как пишет Ю. Кишек, словно компенсируя снос нескольких исторических зданий, запланировали построить на месте бывшего дворца Тизенгауза дугообразный корпус, который чем-то восполнял утрату последнего.
По второму проекту предполагалось засыпать овраг Городничанки, а из всех зданий на площади оставалась лишь так называемая «кривая офицына»…
В 1987–1988 году был засыпан овраг, на его месте появилась «новая площадь Ленина» с новым Лениным. На деньги, выделенные для этого проекта, отреставрированы четыре здания. От реставрации пострадал архив – был снесен пристроенный «родной» флигель. Причина была следующая: «слишком узкий проход для колонн демонстрантов 1 Мая и 7 Ноября».
На сегодняшний день  сохранилось только восемь зданий, заложенных в эпоху Тизенгауза! Причем флигель дворца Валицкого был разобран в этом году.

Самое читаемое

Разное