Пятница, 22 ноября
  • Погода в Гродно
  • -1
  • EUR2,2682
  • USD2,0479
  • RUB (100)3,209
TOP

Дворец покрылся плесенью

Поместье Святск магнатов Воловичей разрушается в ожидании инвестораДворец можно продать за одну базовую величинуДворцово-парковый ансамбль 18 века в деревне Святск, что в двадцати километрах от Гродно, ждет нового хозяина. Однако желающих вложить деньги в отсыревшие стены не могут найти уже несколько лет. +ФОТОРЯД

На прошлой неделе туда приехала рабочая группа из Минска. Они должны назвать рыночную цену дворца. Предполагается, что она будет ниже его балансовой стоимости (1,5 миллиарда рублей), которая до сих пор отпугивала покупателей.

Августовский канал не помог
С 2005 года он пустует. Раньше здесь был центр медицинской реабилитации больных туберкулезом. После того как пациенты покинули помещение, его передали на баланс отдела образования Гродненского райисполкома.
Историки надеялись, что после реконструкции Августовского канала (до него рукой подать) в Святск поспешат покупатели. Чем не место для гостиницы с центром отдыха? Под рукой – инфраструктура: котельная, водопровод, автомобильная трасса… Но не тут-то было. Интересовались дворцом многие, только конкретных предложений так и не поступило.
Уже сейчас состояние, в котором находится жемчужина белорусской архитектуры, внушает опасения. От влаги сильно пострадали наружные стены. Посреди отсыревшей штукатурки разрастаются островки выщербленного кирпича. Случайные туристы гадают, что произойдет раньше: найдется инвестор или дворец рухнет?

От больных осталась библиотека
На парадной двери обычно висит замок. Но мне повезло: я попала в Святск как раз в тот день, когда там работали минчане. Мы обошли дворец вместе со специалистом банка данных историко-культурных ценностей УП «Проектреставрация» Лилией Чернявской. Лабиринты первого этажа заложены дешевой плиткой: так удобнее было проводить дезинфекцию, ведь в магнатских покоях лечились больные внелегочным туберкулезом. Поднимаемся по скрипучим ступеням лестницы, все они сохранились с конца 18 века. Правда, балясины, сразу видно, заменили в советское время простыми досками. Лучше всего выглядит правое крыло второго этажа. Окна ризолитного зала выходят на главный фасад, стены обшиты резным деревом.
– Неужели 18 век? – интересуюсь у Лилии Львовны.
– Да, но есть фрагменты, которые пытались отреставрировать лет двадцать назад.
Следующая дверь ведет в античный зал. Здесь впечатляет роскошная лепнина на стенах и камине. Напротив входа еще дверь: уютный кабинет с не менее искусно сделанным камином (он замурован) и колонной неизвестного назначения. От пола до потолка – полки с бесхозной библиотекой. Правда, не магнатской, а санаторной. В памяти отпечаталась, почему-то лишь книга Салтыкова-Щедрина «Помпадуры и помпадурши». Но вряд ли у кого-то появится желание перелистать пыльные страницы… Немало от прежних хозяев осталось и хлама. Вот старая лабораторная мебель, горы изорванных полосатых матрацев и поломанных коек.
Кстати, под лечебное учреждение дворец приспособили еще в 1930-е годы, когда он достался департаменту здравоохранения Речи Посполитой. В нем открыли единственную на всю страну наркологическую клинику. Старожилы рассказывали, что здесь лечилась богема. «Шляхтичи», как их называли местные жители, разгуливали на свежем воздухе в шляпах и длинных плащах. Тогда польские власти остеклили открытые галереи. Видимо, не хватало помещений. Сейчас стены в ней, как и во многих других комнатах, поражены плесенью.

Цена вопроса – год
Ведущий инженер УП «Проектреставрация» Елена Семченко говорит, что зданию срочно нужен хозяин:
– Мне кажется, что в таком состоянии его даже год держать нельзя. Если в ближайшее время не начнутся восстановительные работы, нужно проводить консервацию.
По словам начальника отдела экономики Гродненского райисполкома Татьяны Романчук, на аукцион дворец выставят лишь после того, как получат заключение оценщиков.
– Мы назовем его рыночную цену, как памятника истории и культуры. Нужно понимать, что такие объекты требуют масштабных инвестиций в реставрацию. Для инвестора плюс один – престиж. Как оценить уникальность здания, историческую ауру и другие нематериальные понятия? Сколько времени потребуется для возврата вложенных средств и можно ли вообще на это рассчитывать? На эти вопросы предстоит ответить экспертам, – объяснила оценщик УП «Проект реставрация» Алёна Волкова. – Только как можно воспользоваться результатами оценки при продаже здания, до сих пор непонятно. Действующие в Беларуси нормативные акты не позволяют отразить рыночную цену в балансовой стоимости. Поэтому сумма, рассчитанная нами, будет, играть скорее роль нижней планки. Возможно, ее назначат в том случае, если не состоится несколько аукционов.
Сегодня законодательство позволяет продавать неиспользуемое государственное имущество даже за одну базовую величину (Указ Президента Республики Беларусь № 108 «О некоторых мерах по вовлечению в хозяйственный оборот неиспользуемого государственного имущества» от 27 февраля 2007 года). Правда, относительно Святска и оценщики, и чиновники рассматривают это как крайнюю меру.


Справка «ВГ»
Дворец построен в 1799 году итальянским архитектором Джузеппе Сакко. Его окружает заложенный в конце 18 – начале 19 веков парк с прудами. Площадь его 12 гектаров. Двухэтажный дворец можно отнести к периоду расцвета барокко, но во многом чувствуется влияние классицизма. Планировка первого этажа коридорная, второго – анфиладная. В центральной части сконцентрированы парадные помещения разнообразной формы. Панели, камины, двери, люстры, консоли, вазоны, мебель изготавливались по эскизам и под руководством Джузеппе Сакко. Стены украшала орнаментальная лепка и роспись. Последний раз здание реконструировалось в 1930-е годы.

Самое читаемое

Разное