Вторник, 23 июля
  • Погода в Гродно
  • 18
  • EUR2,2673
  • USD2,0244
  • RUB (100)3,2098
TOP

Деньги пахнут ладаном

Могут ли церковные пожертвования ограничиваться прейскурантом? Татьяна ДЕМИДОВАНедавно подруга Ольга попросила меня стать крестной ее дочурки. Нюансы таинства решила узнать в Покровском соборе. Большим откровением для меня стала стоимость ритуала – 70 тысяч рублей.

К месту вспомнилось письмо, которое пришло в редакцию в морозный январский день прошлого года. Женщина написала о том, как осталась на пороге с внуком: ей отказали в крещении из-за того, что у нее не было денег.
За время ожидания священника к церкви подъехал «прощальный кортеж». Процессия скрылась в храме, за отпевание надо заплатить 85 тысяч рублей. Остальные требы тоже накладны: венчание – 95 тысяч рублей, сорокоуст (молитва за здравие, при которой читают имена близких) – 25 тысяч рублей, панихида – 20 тысяч рублей.
…Как прихожанку, меня заинтересовало, можно ли выйти за рамки прейскуранта и крестить ребенка бесплатно. Из разговора с отцом Александром (Хомбаком), который служит в Покровском соборе, выяснилось: несмотря на то, что оплата считается пожертвованием, чтобы совершить ритуал без денег, нужно написать заявление.
– Вам надо составить прошение и объяснить, почему не можете оплатить крещение, затем заверить его у настоятеля собора. Это нужно для того, чтобы регулировать вопросы с налоговой инспекцией, – пояснил отец Александр.   
При этом в разговоре отец Александр, вертя в руке ключи от авто, трижды подчеркнул, чтобы я не стеснялась своего затруднительного денежного положения.
По словам заместителя начальника управления по налогообложению организаций инспекции МНС Валентины Невгень, церковь квалифицирует плату за ритуальные услуги как пожертвования, что по законодательству налогом не облагается. К тому же два года назад для служителей культа упразднили налог на землю.
Чтобы все же разобраться, мы обратились к настоятелю Владимирской церкви отцу Александру (Велисейчику). Выяснилось, что суммы формируются и с учетом расценок на стройматериалы.

Отец Александр, не кажется ли вам, что цена за церковные таинства преувеличена, и каким образом она формируется?
– Сегодня надо благоустроить территорию рядом с Покровским собором: установить забор и освещение – это 500 миллионов рублей. Только проектно-сметная документация на реконструкцию епархиального здания, что по улице Горького, обойдется в 349 миллионов рублей. Чтобы завершить строительство нового храма в микрорайоне Вишневец, надо 290 тысяч долларов. А дорого только для тех, кто посещает церковь «от покойника до покойника».

Корректно ли писать сумму пожертвований на требы, ведь первое, что встречает человека у входа в церковь, – это прейскурант?
– Мы живем в земном мире, где есть шпаклевщики, маляры… 300 тысяч рублей ежемесячно платим за охрану обители. К тому же надо выделять деньги на зарплату, оплачивать работу иконописцев. Поэтому напоминаем людям, что жертва размером должна быть ценна, а не сдача из гастронома… Вообще, я бы ввел «десятину», как это было ранее: десять процентов от заработка – в церковь.

Cвечи стоят от тысячи до пяти, не слишком дорого?
– Что сейчас можно купить за тысячу рублей? Даже плитку не купишь.     
Вместе с тем настоятель Владимирской церкви не озвучил, сколько в год жертвуется на церковь, зарплата служителя культа также осталась в тайне.
Не секрет, что основной доход церквей формируется из пожертвований пенсионерок, которые зачастую оставляют там почти всю пенсию: то на свечку, то за «записочку». Они признают, что услуги дорогие, но не берутся это осуждать. «Служить пришло молодое поколение: они хотят, как и их сверстники, ездить на красивых автомобилях, иметь компьютер, дом. Хорошо это или плохо, не нам решать. У каждого своя дорога к Богу, и каждый по отдельности ответит перед ним за свои грехи», – говорит прихожанка Татьяна Ленкевич.       
Справедливости ради надо отметить, что в православии все по-разному. В Беларуси чем дальше приход от большого города, тем расценки ниже. Хотя жертвенные сборы в России существуют до сих пор, Патриарх Московский и всея Руси Алексий II высказывается о них в прессе крайне негативно: «Нам приходится доказывать финансовым организациям, что это жертва, но когда на свечном ящике написана огромными буквами цена на свечи, нам будет трудно доказать, что это жертва… Церковь – это не сфера добывания денег, материальных благ и наград. Те немногие монастыри, что последовали запрету прейскурантов, только выиграли в глазах прихожан. Неужели нужно учиться у сектантов, которые каждого приходящего с любовью встречают?»
От редакции. Мы понимаем, насколько деликатна эта тема, и не хотим задеть чувства верующих. В то же время читателей «Вечёрки» волнует этот вопрос, что и послужило поводом к написанию статьи. Мы будем благодарны вам за отклики. 

В тему
Свое мнение мы попросили высказать представителей католической и лютеранской конфессий. К слову, у последних суммы не оговариваются, а обряды совершаются за «сколько сможешь заплатить».
Отец Антоний (Гремза), католический священник:
– Цены лучше не вывешивать, может создаться впечатление, что человек покупает благодать Божью, а она не продается. В писании указано, что платой священнику может быть «вдовий грош». Это вопрос самосознания верующих.
Отец Дмитрий, лютеранский священник:
– Люди чаще не платят священнику, после крещения, к примеру, для общины родственники покупают торт. Мы с женой сами недавно венчались. Как расплатиться, узнали от знакомых и в благодарность священнику подарили в конверте скромное вознаграждение.   

Самое читаемое

Разное